МЕНЮ САЙТА

Говорящие попугайчики

Тамара Кимельман


Опыт применения АВА для высокофункциональных детей с АС

Очень часто можно встретить высоко функционирующих, хорошо говорящих, но, тем не менее, аутичных детей. Давайте поговорим о них и об их проблемах. Эти дети вполне могли бы ходить в нормальные школы и смогли бы там очень неплохо существовать. Но практически во всех странах происходит одна и та же история – через какое-то время эти дети вынуждены либо переходить на домашнее обучение, либо уходить в специальные школы/классы. Читающие, считающие, ответственные, работоспособные – можно описывать их достоинства со многими эпитетами, но тем не менее ни их учителя, ни одноклассники не замечают в них ничего хорошего. Почему? Что мешает одноклассникам и учителям оценить достоинства этих детей? Мне бы хотелось на примере детей двух разных возрастов показать проблемы, с которыми сталкиваются такие дети и как им можно помочь. Несмотря на, казалось бы, хорошо развитую речь, проблемы лежат как раз в ее понимании, умении вести диалог и осознании сложившийся ситуации. Это кажется невозможным и парадоксальным, но, если мы отвлечемся и проанализируем жизнь и поведение говорящих попугайчиков, то легко сможем провести параллели с высоко функционирующими детьми АС (аутистического спектра).

Для начала посмотрите фильм о попугайчике Алексе. Этот африканский попугай был приобретён в зоомагазине в возрасте около одного года. В течение 30 лет он участвовал в эксперименте Гарвардского университета, который проводила психолог доктор Айрин Пепперберг.

До работы с ним ученые считали, что птицы, не обладая человеческим мозгом, не могут иметь интеллект, и способны лишь к пародированию или подражанию звукам и человеческой речи. Однако, эксперимент с попугаем Алексом продемонстрировал и доказал, что птицы могут анализировать и логически рассуждать на базовом уровне, творчески используя слова и короткие фразы человеческой речи. Исследовательница продемонстрировала научному миру попугая Алекса, интеллектуальное развитие которого достигло уровня развития пятилетнего ребёнка.

Мне тоже довелось видеть маленького волнистого попугайчика, который к месту говорил всякие забавные фразы и даже впопад отвечал на вопросы. Попугаи интересные животные, развившие звукоподражание. В джунглях они часто пугают своих обидчиков, имитируя звуки других животных и очень точно определяют кто и чего боится, для одних они рычат как тигр, других пугают, посвистывая как орел.

И хотя Алекс преуспел в интеллектуальном развитии, но социальная составляющая птицы осталась на низком уровне. На момент смерти он имел уровень эмоционального развития двухлетнего ребенка и дальше птица не пошла. Умение говорить и впопад отвечать на вопросы, при социальной некомпетентности — это и есть “эффект попугайчиков”, который я наблюдаю на протяжении уже многих лет моей работы с аутичными детьми.

Давайте вместе проследим за историями жизни двоих детей, родители которых обратились ко мне с просьбой помочь им. Эти дети обладали вполне развитой речью и хорошим интеллектом, и смогли пойти в обычные школы, однако оказались там в весьма затруднительном положении.

История первая. Анжела.

Анжела пришла ко мне в возрасте 10 лет и имела диагноз "Мягкая степень аутизма". Она находилась на домашнем обучении.

Мама дала следующую характеристику ребенку:

Может занять себя игрой или другим полезным занятием. Сама одевается, кушает, чистит зубы, застилает постель, но только после напоминания. Речь хорошо развита. Говорит иногда слишком много, задает вопросы. Не может строить диалог со сверстниками. Не любит математику, чтение.

Состояние на уроках может быть неадекватным. Это стало причиной перехода на домашнее обучение. Когда приходит учитель, часто становится нервозной, старается избежать общения, залезает на спинку дивана, прячется в шкаф и отказывается от работы.

Ребенок в общем и целом может выражать свои потребности или желания невербально, невербальное общение других понимает в 50%. Например, когда на улице девочки гримасничают, показывая ее удивленное лицо с широко открытыми глазами, она это только воспринимает как внимание (не различая – положительное оно или отрицательное). Не понимает также, когда другие переглядываются, указывая на нее. По моему лицу всегда отслеживает мое настроение, но не всегда угадывает мою эмоцию.

Ближайшие цели на АВА: научить выполнению различных инструкций. Приоритет – обучение усидчивости и выполнению правил во время урока, улучшение навыков чтения, письма и математического счета. Социализация.

Девочка могла бы учиться в школе, но она конфликтовала с учителем математики, терялась при переходе из кабинета в кабинет, отвечала резко учителям и сверстникам, что вызывало негативную реакцию тех и других и в конце концов привело к домашнему обучению. С моей точки зрения, проблема, как и у всех других детей с АС упиралась в понимание речи. Причем понимание речи не имеет ничего общего с количеством слов, которые произносит человек, даже если эти слова употребляются в нужный момент. Количество слов и их псевдоправильное употребление не означает, что ребенок понимает их значение в данном конкретном контексте и ситуации.

Анжела применяла слова, подходящие к ситуации, но ошибалась в оттенках чувств и как все к жизни, это, казалось бы, мелкое недопонимание, приводило к конфликтам.

Представим абсурдную ситуацию. Вам нужна картошка и вы просите свою вторую половину купить килограмм в соседнем магазине, а пришедший приносит вам кило яблок. И яблоки, и картофель круглые, съедобные и продаются в одном магазине, ошибка всего 50%, но что это означает для вас? Раздражение, подозрение, что партнер над вами издевается, обескураженное состояние, когда вы встречаете отпор, пытаясь объяснить, что шутка не удалась. Если такое будет повторяться, то ваши отношения претерпят сильные изменения и в конце концов закончатся

Учитель, соученики не склонны философствовать на тему 50% ошибки, это не диктант или контрольная по математике, тут жизнь, и она, к сожалению, не столь толерантна, сколь мы бы хотели. Определить, где и в какой момент наступает недопонимание, невозможно, но если есть малейшее, то оно тянет за собой лавину ошибок, которые такому ребенку никто не прощает. Наоборот, все трактуют его поведение и высказывания как деструктивные, его считают злостным нарушителем дисциплины и его попытки что–то спросить или прояснить, считаются издевательством или желанием привлечь к себе внимание. Все воспринимается как попытка саботажа, а тон вопроса или ответа, как провоцирующий. Таких детей стараются выжить из класса, как педагоги, так и одноклассники.

Чтобы помочь такому ребенку, надо начинать занятия, вернувшись в первые годы его жизни. Как раз те годы, которые пропущены в развитии всех детей с аутичными проблемами. Познание мира должно идти в той последовательности, как это шло бы у нормального ребенка. Тут важно ничего не упустить и тут нет исключений, поэтому начинать надо всегда с имитации.
Когда имитация освоена, переходят к определению пола и возраста людей, и только после этого вводят использование местоимений. Все это относится к примитивным социальным навыкам. Наряду с этими тренировками вводятся элементы геометрии. Работа с геометрическими фигурами позволяет мозгу научиться легко определять подобные формы в жизни и структурировать мир вокруг.
Изучение домашних животных и игра в примитивные игры, позволяет увидеть окружающий мир под другим углом. Определение чувств и их имитация одновременно с рассмотрением их на картинках, дает новый импульс в осознании нюансов взаимоотношений между людьми. Умение притвориться другим человеком или животными расширяет кругозор ребенка и позволяет взглянуть на мир другими глазами.
Все эти упражнения, наряду с академическими знаниями, высвечивают для ребенка массу мелочей под названием жизнь, которые раньше он просто не замечал.

Поначалу работа на АВА с мамой удивляет Анжелу, но она не возражает, наоборот с энтузиазмом берется за все. Удивляется съестному вознаграждению, радуется простым заданиям, и постепенно втягивается в легкое и структурированное общение. Все элементарно, Анжела владеет ситуацией, а мама не экзекутор с непонятными требованиями, а партнер. Это партнерство и становится отправной точкой понимания ситуации и социализации, которая органично развивается при полном понимании, что хочет партнер, радости совместного труда, когда каждый делает верный шаг и получает награду за свою работу. Главное при этом именно то, что похвала четко ассоциируется с выполненным заданием, когда начинается сравнение себя, учителя и требований.

Социализация не может начинаться с того, что человек сразу приходит в коллектив или учит правила игры, например в казаки-разбойники, как математика не может начинаться с изучения квадратных уравнений. Социализация — это понимание жизненных ситуаций, твоей роли в них и умение составить себе план действий, согласно всему тому, что ты видишь. Очень редко родители таких детей, как Анжела, спокойно и без возражений принимают вот такие простые первые программы. Многим они кажутся ненужными, и родители считают их пустой тратой времени. Многие сразу уходят и не продолжают занятий. Фактически они оставляют своих детей с их бедой, не дав ребенку шанса на нормальную жизнь в будущем.

Мама Анжелы стойко восприняла все и уже через несколько месяцев работы девочка начала меняться. Она стала внимательнее, спокойнее и доброжелательнее к другим. Мы начали в феврале 2017, а в апреле произошли первые заметные всем сдвиги. Мама написала в отчете:

За этот месяц получила 7 и 8 баллов за домашнее задание по чтению (пересказ сказки), что рекордно для нас. У нее есть проблема с презентацией своих умений – учим, готовимся и получается, а перед учителем она не может целостно ответить.
Раньше во время чтения неправильных слов, просто проглатывала их и читала дальше по тексту, сейчас возвращается и перечитывает слово (как будто появилась связь между чтением и пониманием прочитанного).
Заметила и проявления самостоятельности в самообслуживании: сама переоделась на улицу по погоде, сама помазала царапину на руке свежевыжатым соком чистотела и т.д.
Появилась фраза: «Посмотри, как я могу»
.

К концу учебного года в июне, в школе заговорили о том, что Анжела может вернуться. Это была первая победа и главный враг, учитель математики, оказался не таким уж страшным. Анжела с ним подружилась.

В сентябре 2017 года Анжела стала ходить в школу по индивидуальной программе. Часть предметов она посещала вместе со всем классом, а часть индивидуально. Мы занимались социальными рассказами. Мама объясняла мне проблему, а я писала небольшую сценку на эту тему. Анжела и мама разыгрывали ее с куклами, и после этого девочка меняла нежелательное поведение.

Оказалось, что у Анжелы были дислексические проблемы и она путала буквы П–Б, Д–Т. Этого никто не замечал, поскольку она читала, спотыкалась, ей подсказывали и все катилось дальше. На чтении слогов это выявилось. Мы прорисовали буквы в виде Бабушки и Девочки, столба с висящими на нем Телефонами и Подъезда, Анжела быстро разобралась и стала эти буквы правильно как читать, так и писать. А в апреле 2018 Анжела показала свою полную самостоятельность:

В школе в плане самостоятельности прогресс. Она уже теперь не только сама переходит от учителя к учителю, но также я ее довожу до школы, дальше она сама заходит в фойе, поднимается по лестнице, ждет под классом учителя. И так же после уроков я ей звоню, и она сама одевается, выходит ко мне. Однажды у нас было небольшое изменение в расписании и учитель забыла, что у нее занятие на 9.00 и пришла только на следующий урок. Когда я пришла забирать ее из школы, у нее было столько эмоций и впечатлений, будто она прожила целый полноценный день в школе. Это был хороший опыт для нее. Хотя она и сказала, что была в шоке, но она была на позитиве и всю дорогу с юмором рассказывала, как она пережила этот день. Оказывается, она стояла и ждала. Тут завуч ее увидела, спросила, почему стоит, пробовала дозвониться к учителю и не дозвонилась и предупредила, что сейчас будет пожарная эвакуация. На первой такой эвакуации Анжела была в сопровождении учителя, а здесь ей представился случай пройти все то же, но уже без сопровождения. Она говорила, что думала, выходить или нет, но, конечно, должна, чтобы спасти себя и свои вещи. Вместе со всеми вышла, стояла во дворе школы, вместе со всеми вернулась.

За два года работы девочка стала вести себя настолько естественно и адекватно, что стало возможным не только обсуждать с ней социальные ситуации, но и помогать выбирать ей правильную линию поведения. Появились первые приятели, но главное проблемы с посещением школы, поведением на уроках, просто ушли и никто уже и не вспоминал, что еще в прошлом году этот ребенок был на домашнем обучении.

История вторая. "Это сложно".

С Сережей я начала заниматься с 3 –х лет. Мы работали два года и фактически закончили основы АВА. Оставалась часть АВА, которая называется Подготовка к школе. У Сережи была ярко выраженная диспраксия, речь была плохо понятной, но сам ребенок был сообразительный и очень милый. Такой нежный, добрый мальчик. Мне казалось, что, несмотря на плохую речь, он сможет пойти в обычную школу. Так и случилось, но вот только подготовку к школе Сережа делал не со мной. Мне было очень жаль, когда мама Сережи сообщила, что они дальше пойдут дорогой обычных детей: детский сад, подготовка к школе – все, как у всех. Но я считаю, что родители сами определяют, как, когда, где и с кем будут развиваться их дети. Тут нет обид или упреков – я исхожу из того, что каждый родитель старается сделать лучше для своего ребенка, но получается у всех по-разному. Сережа пропал из моего поля зрения на два года. Поэтому я очень удивилась, когда получила письмо от его мамы, в котором она написала, что хочет снова со мной работать. Я попросила прислать фильм о ребенке и написать о проблемах.

Фильм был замечательным! Сережа практически избавился от диспраксии. Это большая редкость, когда удается так хорошо выправить произношение. Мама Сережи сделала невозможное и я восхитилась и ее работой, и ее настойчивостью. Но вот состояние Сережи, его интеллектуальные успехи, были более скромные. Фильм представлял фрагменты его работы над школьными заданиями с папой. Ребенок выглядел испуганным, плохо читал текст, не сосредоточивался, чтобы ответить на вопросы и только твердил «Это сложно, я не могу ответить», «Это сложно, мне нужна помощь». Он не мог ответить ни на один из вопросов и даже внятно повторить ответы папы. Папа раздражался, пытался снова читать с ребенком текст и объяснять его, но мальчик с умоляющими глазами канючил свое: «Мне сложно». Я сразу увидела нашу привычную картину говорящего попугайчика и проблему понимания речи. То, что описала мама, создавало и вовсе безрадостную картину.

Наши проблемы.
Речь:
- путаница с личными местоимениями (у меня, самому себе, ей/ему, её/его, у него/у неё)
- предлоги - вставляет там, где не надо и пропускает там, где надо (под внутри, на вечером, кто-то стучит крыша), путает в/на (на пятницу, на детскую)
- понимание вопросов (часто приходится перефразировать, особенно по школьной программе) и постановка вопросов ("какой сегодня?" /день недели/)
Ещё не может слёту повторить предложение больше 3-х слов. Выучить стихотворение - для него пытка. Хотя небольшие рассказики после прочтения может пересказать своими словами.

Поведение.
- ТВ, компьютер, телефон, любой гаджет... будет сидеть до посинения, отгонишь от одного - недолгая симуляция бурной деятельности, потом крадётся и залипает на следующем экране.
Телефон его меня бесит, периодически я его прячу "в надёжное место" или удаляю игры, доступ в интернет закрыла, но только с телефона. Если он добирается до компьютера или ТВ (в выходом в инет), пока я не вижу, сидит и смотрит всякую дрянь на ютубе. Появилось недоверие, прячет от меня экран "мама идёт!". Ещё на этой почве появились регулярные угрозы с его стороны "ещё раз так скажешь /выключи телефон/ - выпрыгну в окно", "уйду на улицу", "закопаюсь и буду умирать", "утону в воде" и т.п.
А компьютерную зависимость я никакими словами победить не могу... Раздражает реакция мужа на все мои замечания и нравоучения в адрес ребёнка - что бы я ни сказала Сереже, муж тут же вставляет какой-то аргумент, оправдывая любое, даже отвратительное ребёнкино поведение, и сразу делает необязательным исполнение моих указявок. Он считает, что делает правильно, учит ребёнка таким образом отстаивать своё мнение. А то, что при этом мой авторитет валяется на полу, ему не интересно. Они вообще любят с папой "подружить против меня".

Достижения.
Пошёл в школу. Собирались в речевую, но ПМПК отказалась давать туда направление. Пошли в общеобразовательную. В классе 25 человек - 15 мальчиков, 10 девочек. Кроме Сережи была ещё одна девочка с рекомендацией обучения в коррекционном классе, но она в итоге проучилась недолго и, по-моему, всё-таки ушла в коррекцию или на дом - не знаю. Учительница жаловалась мне только на то, что он очень медлительный и не уверен в себе.

На первый взгляд кажется, что проблемы тут несложные и легко решаемы, надо только помочь ребенку слушать объяснения и они уйдут сами собой, в школе конфликтов нет, и это главное. Но это только то, что мы видим на поверхности. Проблема то глобальна, и это - НЕПОНИМАНИЕ РЕЧИ. Вот отсюда и вытекает непонимание причинно-следственных связей в поступках своих и людей. Как можно ответить на вопрос, если он требует анализа поведения героя рассказа или раскручивания хитросплетений условия задачи. Огромная заслуга мамы как раз в том, что она осознала проблему. Ведь несмотря на то, что объяснения просты и понятны, но без правильно составленной программы тренировок АВА бесполезны. Родители не в состоянии сами составить кирпичики программы. Но в домашнем АВА, когда сами родители ведут тренировки, они более мотивированы, чтобы помочь своему ребенку и дать ему старт в нормальную жизнь. Важно при этом, что ребенок должен доверять тому, с кем он занимается.

В случае с Сережей уже был конфликт из–за игры в интернете, и в начале надо было это доверие восстановить. Мама зашла в своих запретах слишком далеко, поскольку ею руководил страх, что Сережа с его проблемами, легко уйдет от действительной жизни, потеряет мироощущение и погибнет для общества. Об этом пишут много, и такая опасность действительно существует, но посмотрим с другой стороны: а что, раньше не было других таких же проблем? В XIX веке говорили о чтении, как о таком же зле и даже теми же словами. Давайте лучше посмотрим не на опасности, что исходят от электронных устройств, а на то позитивное, что несет нам прогресс. Это и возможность собрать большое количество информации во всем мире в единицу времени, возможность отсортировать правду от лжи, возможность найти единомышленников в любом уголке мира, возможность почувствовать себя значимым и успешным.

Мой племянник, начав играть в игровые приставки, сперва нашел много друзей чтобы обмениваться играми, потом стал эти игры создавать, и сейчас он дизайнер сайтов. Работает по всему миру, а живет в России. Моя внучка в свои 14 лет стала блогером. Она хотела говорить со своими сверстниками в разных уголках ее страны и делает это.

На мой взгляд, такое общение через интернет помогает нашим детям. Мир становиться многомерным, завязываются многосторонние связи. Сын моей подруги нашел друзей в играх онлайн и они близки по духу, встречаются не только во всемирной паутине, но и в жизни, это дает ему возможность не волноваться о неудачных контактах в школе. С кем не бывает! Конечно, взрослым надо внимательно следить за детьми и их увлечениями, но делать это с позиции уважения к ребенку, его интересам и человеческому достоинству. Надо уметь отступать и быть непреклонным, если видишь, что корабль пошел неправильным курсом. Простое «запрещать» не даст ничего, кроме раздражения и недоверия, а главное, ребенок в тайне будет продолжать это делать.

Мама Сережи поняла свои ошибки, помирилась с гаджетами и предложила Сереже участие в проекте, чтобы улучшить его школьные успехи. Мальчик согласился и начались тренировки. Мы вернулись детство и повторили все, о чем я уже писала. Весь первый термин мы делали простые и ясные задания, направленные на познание окружающего мира, на открытие, что все просто, и ребенок обрел себя. Его испуганный и затравленный взгляд просветлел. Он стал смело отвечать на вопросы, он забыл свою уловку с ответом: «Это сложно», он стал уверенным в себе и, хотя математика еще была далека от покорения, но у него уже появилась уверенность, что он все сможет. Его отношение к маме изменилось. Все, что она предлагала, оказалось действительно просто, весело и легко. В отчете после летних каникул, мама написала:

По программе занимались в июле и начале августа. Занимался с удовольствием. А мне всё лето говорил почти каждый день в разных вариациях - мама, я тебя люблю!
С речью, наверное, да, можно сказать, что стало лучше.
Купили ему наушники с микрофоном, и он начал играть в онлайн-игры с другими детьми и взрослыми тоже. Провела, конечно, с ним беседу насчёт общения в интернете, вроде бы понял, что там не всё безопасно. Но в игре Сережа сделал покупки за реальные деньги, потратил полторы тысячи, и, если б я не обратила внимание на сыплющиеся смски, могло быть и круче. В общем, наругала, папа потом проводил разъяснительную беседу про покупки в интернете, такой вот получился опыт.
Но в общении с другими детьми было несколько эпизодов, расстроивших меня. Один мальчик спросил его:
- А когда у тебя день рождения?
- 7 июля.
- А... Значит тебе 10 лет исполнится?
- (вопрос не понят, выкручивается, как может) Ну, нет... Сейчас же август, а скоро осень...
Потом объясняю ему, что спрашивал мальчик и что надо было ответить всего лишь "да". Понял.
На следующий день в столовой другой мальчик рассказывает ему смешную ситуацию - "мама меня потеряла, думала, что я в столовой, а я в игровую пошёл..." Сережа во время истории начинает отворачиваться - явный признак, что он не понимает, о чём ему говорят. Мальчик закончил рассказ, а мой в ответ - "мне сейчас 9 лет, а потом будет 10!"
Мальчишка - "эээ... да? А мне 7!"
После этого спросила его, сколько тому мальчику лет- он же тебе сказал?
-Не знаю... 5? 6?

Один термин тренировок не может изменить положение кардинально, а поскольку люди Сережу интересуют мало, то случайные контакты не завязываются. Сережа не ориентируется в ситуации, и не может поддержать диалог, хотя непринужденный диалог с незнакомцами – это высшая форма общения, которая порой не получается и у взрослых людей.

Но ситуация и тут будет улучшаться, поскольку программы направлены на то, чтобы ребенок мог осознать и быстро среагировать согласно своему опыту. И тут на помощь приходят постановки для игры по ролям. Театр дает возможность сменить личность. Сереже играть понравилось. Он был весел, играл раскованно, и остался доволен, потому что был в центре и ВСЕ, ЧТО ОН ДЕЛАЛ, было встречено позитивно. Это самое главное для ребенка, он должен встретить поддержку и позитив в своей семье.

Иногда еще Сережа говорит что он запутался, и по моему совету мама отвечает: «Это не может быть, ты такой умный и все знаешь, говори, что думаешь и потом мы посмотрим.»

Поскольку жизнь в ее элементарных проявлениях не интересует ребенка с АС, то, как и все дети спектра, 9-летний Сережа не понимал, какие роли в семье, и кто его родственники, а кто просто друзья дома. Это влияет на понимание взаимоотношений между людьми и ограничивает понимание иерархии человеческого общества. Следовательно, требуется устранение этого пробела, и тут тоже помогают тренировки АВА, в которых дети и родители меняются ролями, чтобы ребенок понял организующую роль родителей и попробовал себя в этом качестве.

Идет обучение категориям предметов, чтобы было легче проводить обобщение мира.

Вот и окончен второй термин. И за это время стало легче по математике, ответы Сережи стали четче, чаще стала проявляться смекалка, и то, что вчера казалось невозможным, стало обыденным. Улучшилось понимание речи и взаимоотношения со сверстниками. Вот кусочек отчета:

Ходил с классом в филармонию на концерт — это в первый раз, раньше с классом он никуда не ходил. Я с ними ездила в качестве сопровождающей. С одноклассниками общается, с мальчишками играл в "камень-ножницы-бумагу", "прятки" в руках; концерт понравился, подпевал со всеми (пели детские песни).
Когда приходили гости (брат мужа с семьёй), через пару часов подошёл ко мне и на ухо спросил шёпотом: "А когда они уже уйдут?" Гости приходят обычно часов на 5-6, малышня разносит вдребезги детскую, вот он и спрашивает. Но раньше не стеснялся поинтересоваться вслух.
Перестал расстраиваться, если проиграет.
По школьной программе тяжело с задачами (придумать задачу, обратную данной), с мерами длин (никак не укладывалось в голове, что они кратны 10, всё время порывался пересчитать миллиметры в сантиметре).

Задачи по математике Сережа частично уже победил, как победил миллиметры и сантиметры. Полюбил читать перед сном маме и папе вслух. Хоть и ершится, но сначала делает уроки, а потом играет в свои гаджеты.

Каждая тренировка преследует определенные цели, поясняя мир, делая его понятным и узнаваемым. Без таких тренировок приступать к обучению литературе, истории и математике просто невозможно, поскольку везде формулируются задачи и их надо понять и выполнить. Расширяя кругозор ребенка, мы готовим его не только к жизни среди людей, но и к возможности делать самостоятельные выводы и вести дискуссии на различные темы. Без этого обучение в нормальной школе будет просто невозможным.

А мы, мы будем еще продолжать, чтобы Сережа смог в дальнейшем идти по жизни без поддержки.