Биокоррекция
Биокорреккция при аутизме и других нарушениях у детей.

Меню сайта

Проблемы неговорящих детей. Есть ли надежда?

Суть проблемы

Одной из тяжелых проблем при аутизме является отсутствие речи. Не надо путать эту проблему с проблемой плохо развитой речи или некоммуникативной речью. Последняя выражается у детей в бесконечных цитированиях или эхолалии, но не дает возможности общения, хотя ребенок умеет говорить. Мы говорим именно о проблеме полного отсутствия любых речеподобных вокализаций. Ребенок не озвучивает никаких своих игр, иногда говорит на птичьем языке или визжит в самые неподходящие моменты, привлекая своим поведением внимание окружающих. Обычно это сопровождается разными другими поведенческими проблемами и определяется психиатрами, как тяжелая умственная отсталость, хотя на самом деле это скорее проблема обработки слуховой информации (auditory processing disorder). Тут может быть как проблема аудиторного синтеза речи, когда ребенку сложно собрать из звуков слово, так и аудиторной памяти, когда он не может запомнить звучание и тональность звуков.

Дети, страдающие отсутствием речи, если они на диете и биомедкоррекции, во многих случаях значительно улучшают свое физическое состояние, выказывают даже некоторое понимание различных бытовых ситуаций и создают у родителей ощущение, что они вот–вот заговорят. Это ощущение особенно усиливается, если у ребенка проскакивают какие–то вокализации, схожие со словами. Время идет, дети растут, но даже отдельные слова не появляются. Многие родители кидаются на различные терапии, чтобы изменить эмоциональный фон у детей и вызвать речь. Некоторые возлагают большие надежды на дельфинотерапию, очень сильно разрекламированную благодаря удивительным рассказам о способностях дельфинов. Эффективность этих усилий обычно близка к нулю и, как правило, недолговечна. А последние конференции даже подтвердили то, о чем я все время предупреждала, что бассейны с дельфинами могут быть рассадником бактерий, которые опасны для наших детей с их слабой иммунной системой.

Все понимают, что заниматься с неговорящими детьми надо обязательно, поэтому многие родители пытаются наладить этот сложный процесс, самостоятельно или с помощью специалистов. Занятия эти быстро заходят в тупик и сводятся к сортировке карточек или предметов, и в лучшем случае приводят к попытке наладить простейшую коммуникацию с использованием карточек ПЕКС (аббревиатура с английского: Picture Exchange Communication System).

Для неговорящих детей все идет очень трудно и можно бесконечно ходить на различные АВА занятия, но, к сожалению, в большинстве стран они проводятся людьми не заинтересованными, а порой даже и не специалистами. Программы составляются формально. Все сводится к принципу – "ваш ребенок не обучаем, а мы работаем в поте лица и в этом помочь не в силах". Понять таких специалистов можно, поскольку для успеха нужен не только индивидуальный подход в обучении, нужно, чтобы тяжелый ребенок жил в системе АВА, а в это время родители полностью исключены из процесса. Кроме того, психологи имеют только стандартный набор программ, а он рассчитан на то, что дети говорят. В конечном итоге все это не приносит плодов и сводится к пустому времяпрепровождению на занятиях и такой псевдодеятельностью, как пение, танцы, музыка и рисование, что ни на миллиметр не приближает детей к главной цели - обучению коммуникации.

Есть много рассказов, что вот ребенок, молчал, молчал, а потом свершилось чудо и он заговорил. Это заставляет родителей искать новые пути и часто приводит в лапы мошенников. Мы стараемся на сайте препятствовать этому. Что касается появления спонтанной речи, то, возможно, такие случаи есть, как есть всякие чудеса или необъяснимые явления. Но в реальной жизни в большинстве своем эти дети обречены на штамп необучаемых. Постепенно родители отчаиваются и уже не предпринимают никаких попыток.

АВА - решение проблемы

Я решила написать эту статью, поскольку в моей практике домашнего АВА за последние два года наметились прорывы в развитии коммуникации неговорящих детей и мне хочется поделиться этими результатами. Конечно, достигнуты такие результаты не за один месяц и даже не за один год. Это титанический труд мой, как разработчика программ, чтобы нащупать путь наиболее приемлемый для данного ребенка, а также еще более сложная и тяжелая работа родителей, ставших терапистами своего ребенка. Они воплощают в жизнь мои программы и направляют все силы на достижение результата. Как правило это дети родителей, которые работают на сайте, детям уже введен полностью биомедпротокол и многие начали хелирование.

Я еще раз подчеркиваю, что без диеты и биомедкоррекции обучать детей вообще невозможно. Как можно эффективно работать и развивать ребенка, у которого болит голова, так, что ею хочется пробить стену? Как ребенку сосредоточиться, если тихо и нудно ноет живот или рябит в глазах, или ребенок почти ничего не слышит из-за шума в ушах? В результате лечения он оказывается в состоянии сосредоточиться и заниматься - и вот тут то обнаруживается, ребенок просто не в состоянии взаимодействовать с окружающим его миром. Надо понимать, что лечение не может изменить привычки ребенка, его опыт. Ребенок не станет делать то, что никогда не делал раньше: слушать и взаимодействовать с учителем. Это происходит из–за инертности мышления и стабильности психики. Такая стабильность – основа выживания человека и изменение поведенческих реакций невозможно без желания самого индивида измениться. Психологи любят рассказывать такой анекдот: «Сколько психологов надо, чтобы сменить лампочку? ОДИН, если лампочка хочет меняться!» Так вот найти подход к «лампочке» это и есть задача АВА и прорыв в развитии аутичных детей я отношу только к работе на АВА.

Первый этап. Обучение имитации

Чтобы было понятно, что происходит и как меняется психика ребенка во время тренировок, я расскажу о моей работе на примере двух неговорящих детей. Оба ребенка на момент начала АВА не произносили ни слов, ни слогов. В наших тренировках с ними я сделала упор не на возможность заговорить или соотнести СЛОВА с карточками или предметами, а на соотнесение КАРТОЧЕК с предметами и понятиями, что дает возможность визуализировать информацию и обучить детей в дальнейшем письменной коммуникации через электронные устройства. Этот принцип – визуализации информации, я почерпнула при изучении рекомендаций Ловаасовского института и дополнила системой тренировок из моего личного опыта. Поскольку основной проблемой всех детей является отсутствие коммуникации, то прежде всего любых детей как говорящих, так и нет, надо учить одному и тому же, но просто на разных уровнях. Надо сказать, что принцип дает замечательные результаты как у детей, вербальные способности которых к речи великолепны, так и у не вербальных, поскольку социальные навыки фактически отсутствуют и у тех и у других и никакие объяснения помочь тут не могут.

Итак, начало АВА для всех одно – это освоение имитации. Когда ко мне приходят родители, а часто они уже работали на АВА с другими специалистами и говорят, что их дети уже имитируют, то родители просто не знают, о чем они говорят. Когда они понимают, что должно быть достигнуто в тренировках по имитации, то очень быстро перестраиваются и исправляют свои ошибки. Таким образом уже через несколько месяцев тренировок рубеж с имитацией должен быть пройден и первый кирпичик в освоении коммуникации заложен. Этот процесс не зависит от того, говорит ли ребенок или нет – все дети должны освоить имитацию, получить навыки самообслуживания и выстроить активный словарный запас из названий окружающих предметов, абстрактных понятий и основных глаголов. Любой ребенок должен понять, для чего существуют предметы и научиться четко формулировать свой ответ ДА или НЕТ. Родители хорошо говорящих детей приходят в изумление, когда понимают, что раньше ответы их детей были не связаны с их желаниями! Что ребенок не понимал последствий своих ответов и не мог объяснить своих желаний. Но самое главное, эти простые тренировки изменяют коренным образом поведение детей, закладывая основы коммуникации. Без этого джентельменского набора социальных навыков развитие у ребенка способностей к коммуникации, а также к прочтению и пониманию текста невозможно.

Второй этап. Карточки и развитие речи

Практически все родители испытывают к карточкам какую–то неприязнь. Использование их они готовы принять только как средство для заучивания новых понятий. Хотя проблемы вербальных и невербальных детей практически идентичны, дух и цели их тренировок в начале одинаковы, но после определенного этапа методы в достижение этих целей расходятся. Развитие коммуникации неговорящих детей я строю с упором на развитие письменной коммуникации, которую в современном мире стало очень легко использовать, но гораздо сложнее создать. Для того, чтобы прийти к этому, ребенка необходимо научить читать и писать. В тех случаях, когда это достижимо, мы можем достичь у некоторых детей возможности приобретения в дальнейшем специальности и способности самостоятельной жизни в обществе. Это далеко идущие цели, но сделать первые шаги без осознания, что карточки — это основа работы, невозможно.

Имея у детей проблемы коммуникации и восприятия речи, невозможно точно знать, что понимает или запоминает ребенок, даже если вам кажется, что он все понимает. На самом деле не вербальные, да и порой вербальные, дети запутываются в словах и часто не могут четко связать предметы с их названиями, осознать назначение предметов и связать действия со словами. Когда вводятся карточки, информация визуализируется, и ребенок становится спокойным и уверенным в том, что он выбрал именно то, что хотел и сказал то, что видел мысленно в образах. Вместо того, чтобы месяцами учить названия предметов, а потом убеждаться, что ребенок не может на слух выбрать нужный предмет из пяти, лучше связать предмет с его карточкой и попросить ребенка его дать, показав карточку.

В начале моей работы, многие родители саботировали такое развитие событий, считая, что эти карточки приведут к тому, что ребенок не запомнит названий на слух. В результате дети ничему не могли научиться. Мы бились с ветряными мельницами. После неудач с несколькими детьми, я ввела карточки для всех на начальном этапе коммуникации, а для неговорящих детей всегда, когда идут тренировки за столом. Это позволило расширить их возможности по запоминанию слуховой информации и не терять время из–за того, что дети в последствии не могли на слух определить инструкции. Сегодня этот вопрос уже не дискутируется, дети на тренировках всегда работают с карточками, а невербальные дети постепенно переходят от карточек к письменной коммуникации. Если в последствии невербальные смогут заговорить, то скорее это произойдет именно с карточками и благодаря им. Как доказательство правоты этого принципа, один ребенок стал осознанно использовать некоторые слова в повседневной жизни, а многие другие дети стали пытаться проговаривать слова. Для многих детей стало проще воспринимать информацию на слух в бытовых ситуациях. Истории двух из них я привожу ниже.

Случай первый.

Ребенок Ф. Пришел на АВА в феврале 2016 года в возрасте 12 лет

Мальчик Ф, пришел на АВА в 12 лет, посещает Центр коррекции по месту жительства и на момент начала домашнего АВА был в 3-м классе. В классе семь детей. Он ходит в Центр пять дней в неделю с 9:30 до 15:30. Ходит с удовольствием, там себя ведет более дисциплинировано, чем дома. Мама его работает, а из центра его забирают дедушка с бабушкой. До биомедкоррекции и диеты ребенок проявлял как агрессию, так и само агрессию, но после успокоился. Мама написала при поступлении:
«АВА – моя последняя надежда. Очень хочу, чтобы Ф. научился вербально общаться, хотя бы минимально. Научился вести себя в обществе. Переживаю о том, что будет с Ф.»

Итак, ребенок был не вербальный, имел туалетные проблемы: часто развлекал себя испражнением в постель ранним утром, когда он просыпался раньше родителей. Желая развлечься быстрым родительским подъемом, переполохом, водными процедурами и недовольством взрослых, он какал в постель. Поскольку туалетом Ф. владел уже давно, то сперва это было воспринято, как болезненные проявления кишечника и к ребенку отнеслись с пониманием, хотя, как вы можете догадаться, в 12 лет это уже совсем не то, что может произвести в постель трехлетний карапуз и реакция взрослых была весьма бурной даже в первый раз. Видимо эта реакция и развлекла мальчика, и он стал стремиться воссоздать ситуацию вновь и вновь. Когда случаи участились, то стало понятно, что никакого отношения к проблемам кишечника это действо уже не имеет, но сделать что–либо обычными методами, чтобы препятствовать было весьма сложно. Маме приходилось вставать все раньше и раньше, чтобы успеть разбудить Ф до того, что он испортит не только постель, но и весь день. Когда же измученная женщина не просыпалась раньше ребенка, то ее встречала «полная кровать». Такую жизнь нельзя назвать счастливой и беспомощность взрослого человека перед такой проблемой с больным и умственно отсталым ребенком очевидна.

Речи ребенок не понимал, не повторял ничего, играть не умел и руки его были напряженными. Он держал их неестественно согнутыми в локтях с опущенными кистями, периодически тряся только кисти. Лицо было без выражения. Агрессии ребенок никогда не проявлял. Взгляд его скользил по предметам, не задерживаясь ни на чем, хотя он проявлял смекалку, раскладывая с мамой натуропатию. Мама приняла решение начать программу домашнего АВА. Как обычно, первый месяц ушел на обучение мамы основам АВА, второй месяц был посвящен практической работе по тренировке своего ребенка, и уже на третий месяц мы получили результаты тренировок. Ф понял, что им не довольны и туалетные проблемы были практически решены на втором месяце тренировок.

Основой для такого прорыва стали тренировки по имитации, раскрывшие перед ребенком мир, который он не замечал и безошибочное обучение согласно принципам АВА. Это обучение строится на вознаграждении желаемого поведения наряду с игнорированием поведения деструктивного. Ребенок понимает, чему его обучают, растет его уверенность в себе и в том, что правильное поведение всегда вознаграждается. Понимание, что вознаграждение дается за послушание и усердие, повышает самооценку ребенка и он начинает ощущать свою значимость, как индивида. Поскольку любой ребенок всегда беспомощен и зависим от взрослого, то аутичный ребенок, не имеющий никаких понятных ему контактов со взрослыми, всегда не уверен в себе и не защищен.

На занятиях по системе АВА между тренером–родителем и ребенком устанавливается доверие, ребенок понимает, чему учит его взрослый и легко выполняет задания. Общение со взрослым человеком на понятной ребенку основе дает ему уверенность в себе и чувство защищенности. Ценность общения с хорошим человеком, который знает, что надо делать, и понятен ребенку, перекрывает сомнительные радости непослушания. Занятия дали Ф понятие о том, что то, чему его обучают, просто, и он в состоянии это освоить и выполнить. Он впервые в жизни познал радость победы и естественно, у него возникло желание сотрудничества с другими людьми. Когда он понял, что его развлечения с калом, затеянные именно ради прилива адреналина, стали причиной маминого неудовольствия, он испугался, что теряет ее расположение и отказался от этого. Это было не трудно, поскольку совместная работа стала приносить ему гораздо более сильные эмоции, чем те, что он получал ранее от утренних деяний.

Конечно, на этом все не закончилось. По прошествии некоторого времени, когда притупилось чувство радости общения, когда задания стали сложнее и стали требовать больше внимания, то снова наступила скука и Ф решил вернуться к старым фекальным развлечениям. Мама была в шоке, но и ребенок уже был на другом уровне. Он стал умнее и захотел вернуть власть к себе. Поскольку увещевания не помогли, то мы перешли к программе наказания за деструктивное поведение. Это показало ребенку, что он может потерять свободу и что сотрудничество вознаграждает больше и дает чувство защищенности, тогда как деструктивное поведение приводит к замораживанию отношений. При этом он четко мог видеть причину того, чем окружающие люди, а главное мама, недовольны.

Вот эта система наказаний и поощрений на фоне занятий, которые поднимают самооценку ребенка и отличает ситуацию от той, что была до АВА. Раньше деструктивное поведение было игрой, в результате которой шел выброс адреналина от обычного крика или шлепков. Ребенок не видел в этом ничего криминального и не считал это плохим, другими словами ребенку было не понятно, что его поведение деструктивно. Более того, он находил новые и новые нюансы в охоте за проспавшей мамой и это наполняло его жизнь смыслом.

Начав работу на АВА и подняв свою самооценку, ребенок стал стремиться получить вознаграждение за свои успехи в обучении. Ему стало важно работать с мамой, поскольку он теперь твердо знал, за что дают вознаграждение, а за что ругают. У него стало образовываться чувство защищенности и удовлетворения, что приносит любому ребенку поддержка взрослого и сильного человека. Раньше ребенок не понимал, как вступить в контакт, а теперь АВА открыло ему таинство взаимодействия с другими людьми и, хотя он сам не понимал, как это инициировать, но потеря этого контакта уже была невосполнима. Ф четко осознал, что защита и покой исходят от взрослых и ему необходимо состояние защищенности, как всем детям на земле, а достичь это очень просто: надо выполнять правила, установленные взрослым. Итак, после пяти месяцев работы Ф вступил в эмоциональный контакт со своей мамой, начал понимать ее одобрения и порицания и осознанно еще раз отказался от деструктивного поведения.

Дальнейшие занятия были направлены на наращивание словарного запаса, путем идентификации предметов и осознание их категорий. Предметы идентифицируются с карточками, карточки идентифицируются с действиями и затем приходит осознание начальных абстрактных понятий. Возникает возможность поставить себя на место других. Тренировки «притворись» и разыгрывание сказок приводит к новому осознанию окружающего мира и вниманию к миру звуков. И хотя тренировки по пониманию речи ведутся со всеми неговорящими детьми, но это очень редко, чтобы ребенок 13 лет, начал осознанно использовать слова для коммуникации. Когда мы начали тренировки обмена карточки на предмет, я не ожидала никаких прорывов, но в случае с Ф это произошло. Устав ждать от мамы печенье, карточку которого он принес, Ф закричал «ПЕЧЕНЬКА!», чем открыл для себя возможность вербальной коммуникации.

Несмотря на такой прорыв, мы продолжаем нашу программу его обучения с использованием карточек и надеемся на освоение им техники чтения и письма на компьютере. Кстати за это время внешний вид Ф изменился. Нет больше напряженных рук, они свободно свисают, как у всех. Нет тряски кистями и лицо приобрело заинтересованное и спокойное выражение.
Мама кратко изложила самую суть изменений:
«До АВА было очень сложно заходить в любые магазины, аптеки, сесть в общественный транспорт или выйти из него. Все сопровождалось истериками и неадекватным поведением. В первые же месяцы тренировок все стало возможным и сейчас ребенок прекрасно ведет себя во всех общественных местах. Понимает очень много вербальных указаний и совершенно не привлекает к себе внимания. Появилась возможность ходить вместе в кафе и рестораны. Он аккуратно кушает и спокойно ждет заказ. Можно сходить вместе в театр, он отлично высиживает представление и стало легко вместе путешествовать. Сейчас семья собирается посетить Индию, а во время Новогодних праздников Ф даже рассказал со сцены стишок про Мишку. Он научился петь песенку и подыгрывать себя двумя пальцами на фортепиано. Жизнь с ним теперь обычна и есть надежды на дальнейшие успехи. Работа продолжается.»

Случай второй.

Ребенок С. Пришел на АВА в сентябре 2015 года в возрасте 5 лет.

"С ноября 2013 года ребенок посещает Центр для детей с особенностями развития. Занятия как групповые, так и индивидуальные. Начинали только с индивидуальных. Ребенок был еще без диеты, на нейролептиках. Самым первым ярким достижением было, что ребенка научили сидеть за столом и заниматься. Сейчас занимаемся два раза в неделю: логопед, физкультура и поделки. Учили многому: цветам, формам, формированию образов, мелкая и крупная моторика, графо моторика, выполнять простые задания, например, действие по инструктажу «дай», считать и соотносить цифру с количеством предметов, собирать части в целое, паззлы, сортировка предметов, ассоциативное мышление, порядку выполнения действий; клеить, лепить из пластилина, терапии с песком, учат взаимодействию между детками. Но многое, похоже, он и не помнит, хотя общее развитие это дало.
Конечно, много я не знаю, что делать, программы у меня нет и провалов много, да и то, что они делали на занятиях (например, убери лишнее, лево-право) дома он не делает, или не понимает или ленится."

Так написала мама о занятиях с мальчиком С. Ребенок был послушным, не агрессивным, до регресса говорил, и об этом даже сохранился фильм, который сейчас без грусти смотреть невозможно. На сегодняшний день ребенок не говорит и не произносит чисто звуки. Разобрать слова невозможно. К сожалению, практически ничего, кроме усидчивости, от центра ребенок не почерпнул, хотя и это я считаю хорошим результатом.

Основной проблемой в тренировках на АВА была проблема мамы, которая все время старалась заменить карточки словами. Ей казалось, что С. понимает все слова, которые она произносит. Постепенно это заблуждение ушло, тренировки перешли в фазу стабильной работы и так же, как и у первого ребенка, после набора необходимых начальных знаний, мы перешли к обучению слоговому чтению и письму на компьютере. Это дало толчок к лучшему пониманию речи и сейчас ребенок многое воспринимает на слух.

Такое обучение ребенка требует кропотливой работы родителей, а также терпения и точности. Все понятия, что были выучены на карточках, теперь надо перевести в написанный текст. На нашем форуме есть обсуждение этой статьи, в нем вы найдете ссылку, чтобы посмотреть фильм о работе С.

А это рассказ мамы о последних праздниках:

...Наступил Новый Год, и подготовка к нему вышла наполненная приятными сюрпризами. Впервые С. с удовольствием наряжал ёлку! Хоть с моей и папиной помощью, но его это реально увлекло. Позже мы устанавливали елку у бабы и там он под музыку, пританцовывая, повесил все игрушки. Я подавала – он вешал и никак не хотел останавливаться, хотя места на ёлке уже было мало.

...На праздник С. надел костюм с прошлого года – ковбоя. Муж не хотел его наряжать, т.к. в прошлом одевал он его явно без интереса и удовольствия. В этом – кардинальная разница. С начал радоваться и с довольным попискиванием надел костюм и даже шляпу! Я была, конечно, тоже очень приятно удивлена.

...За столом тоже вел себя замечательно. Аккуратно ел вилкой и поднимал бокал с напитком со всеми. На НГ подарили трансформеров и С долго их изучал и крутил. Правда, в итоге сломал, но позже мы приобрели уже других и С выбирал их сам.

...Впервые сходили в кино! Я приготовила домашний попкорн и чуть подслащенную воду, и сама поехала с ним в развлекательный центр. Вел себя замечательно! Он радостно бежал впереди, но не убегал. Подошел к стойке с вкусняшками и показал пальчиком на попкорн и воду. Взяла минералку и немного соленого попкорна, потом его просто смешала с домашним. Думаю, что С приятно осознавать, что ему тоже что-то можно и он как все. Билет я взяла в будни специально на почти пустой зал, но С вел себя спокойно и тихо! Смотрел и на экран и вокруг, он был доволен фактом пребывания в новом необычном месте. 

...После кино зашли в гипермаркет и сделали покупки к столу. Помню, как еще год назад постепенно начинала походы в магазин с карточками, они, конечно, повлияли на то, что я сейчас уже не боюсь с ним выходить из дома сама. Теперь С спокойно идет без истерик куда надо. Просто идет рядом и его не надо держать за руки, чтобы не убежал и не кинулся на какую-нибудь открытую витрину. В магазин? Идет. В магазине ничего не хватает и не выпрашивает, только указательный жест и вопросительный взгляд. Если надо сначала зайти на почту, а потом к бабе? Спокойно. И уже не надо 10 раз показывать карточки и объяснять куда, зачем и слушать истерики, а просто можно сказать «надо к бабе».
А если вспомнить, когда мы пришли на АВА, я вообще с ним никуда не заходила! Мы ведь только и гуляли по определенным маршрутам, в идеале они, конечно, все вели к бабе. Магазины на пути – истерика, крики. С мог вырваться и побежать в сторону магазина, даже если тот был через дорогу! В магазине крепко держали руки, и часто он орал, повисал на руках, падал на пол. Я ведь помню, что, когда муж уезжал в командировки, я заранее закупала продукты. Страшно вспомнить. Ведь о таком выходе «в свет» (магазины, кафе, кино, почта…) я могла только мечтать.

...Еще новая фишка – стал слушать музыку! Никогда раньше не могла одеть на него наушники, да и просто музыкой особо не увлекался, а недавно сидели на остановке, слушала музыку в наушниках и один наушник отдала ему. С сидел спокойно рядом и слушал с явным интересом. Теперь старый телефон всегда при нем, и он сам включает себе музыку. Причем первое время особенно понравилась одна композиция, слушал ее нон-стоп несколько дней, сам на нее переключал. Боялась, что уже просто зависание, но нет – теперь слушает и другие. Бывает, что слышу его протяжное «ааааа». Это он «подпевает». Бывает, вижу, как покачивается и подпрыгивает рядом – «танец»!

...Так же впервые С сводили в парикмахерскую! Дома заранее показала видео, как стригут людей, «это парикмахер и он стрижет волосы». Готовилась ко всему (громкие фены, запахи…), но С. вел себя как обычный мальчик! В кресле сидел спокойно, «повозмущался» только в самом конце – кололи волосы. В качестве бонуса попросила у них ненужный журнал. С любит журналы. Было видно, что он остался доволен. Никакого страха или протестов, ему были понятны «правила игры»!

Впервые за последние несколько лет у нас такие приятные новогодние праздники. Все это было бы невозможно и так далеко без АВА! И это все, конечно, благодаря вам, Тамара!


Сегодня ребенок хорошо понимает цифры, легко начал считать, и мы уверены в его интеллектуальных способностях, поскольку знания он набирает быстро и за два года вышел на программу подготовки к школе. Сейчас стоит вопрос адаптации ребенка к школе и выбор обучения. Конечно, никаких школ для УО не рассматривается. Ребенок в состоянии идти по обычной программе, но поскольку он не говорящий, то ищутся наиболее приемлемые варианты.

АВА важно для всей семьи

Это первые результаты, но я уверена, они не будут единичными, иначе не стоило бы их опубликовывать. Уже сейчас за этими детьми идут другие, с которыми мы успешно повторяем весь путь, и я надеюсь, что их будет больше.

Все дети, как вербальные, так и нет, показывают в ходе тренировок не только развитие интеллекта, но и развитие коммуникационных способностей и эти результаты конечно зависят от начальных умений ребенка, но для каждой семьи успехи, достигнутые их детьми в ходе тренировок, всегда заметны и неоспоримы. Эти успехи им принесло АВА.

Во многих семьях с очень тяжелыми детьми уходит радость и разрушаются отношения. Реальные успехи в социализации у практически безнадежных деток улучшили быт родителей и возможность сосуществования со своими детьми. Родители получили возможность отдыха, встречи с родственниками и друзьями, когда ребенок довольный и улыбающийся может сидеть за общим столом, гулять вместе со всеми по улицам и все вокруг видят, как он изменился. Ребенок стал другим, и все подтвердили, что это не мнимая победа, когда принимается желаемое за действительное, а это необратимые и очень приятные изменения. Такое очень важно особенно, если в семье есть еще и другие, нормальные, дети. Нормализовавшийся быт дал родителям силы жить дальше, сделать ремонт и взаимные обиды отступили, семьи объединились и пришло понимание, что они не зря живут. И это тоже огромная победа АВА.


Copyright MyCorp © 2018
Создать бесплатный сайт с uCoz .