МЕНЮ САЙТА

Социализация детей с нарушениями аутистического спектра

Тамара Кимельман


Вопрос социализации детей с нарушениями аутистического спектра волнует всех родителей одинаково и на любой стадии развития их ребенка. Помогая родителям организовать Домашнее АВА, я сталкиваюсь с этой проблемой постоянно. Это первый вопрос, который родители задают мне: Как социализировать ребенка? Какую помощь оказать ему в первую очередь и с чего начинать? Поскольку эта тема очень важная и все в ней заинтересованы, я решила дать некоторые пояснения по данному вопросу и возможно помочь осознать его глубину.

Когда я начинала биомед и диету в 2006 году, мне казалось все просто: мозг освобождается от токсинов, мы стимулируем его развитие с помощью биокоррекции и начнется нормальное развитие ребенка. Нам только стоит что–то показать или привлечь его внимание, и мозг, набирая информацию, будет развиваться спонтанно, как у нормальных детей, накапливая знания и умения. Главное лечить, давать информацию, и ребенок быстро все возьмет.
В действительности, есть небольшой процент детей, который подходит под эту схему, но даже эти дети озадачивают родителей своей социальной неразвитостью, разными поведенческими отклонениями и несговорчивостью. Они как бы не созвучны с окружением и чаще попадают в неприятные ситуации в обществе или дома. Это дети высокофункциональные, интеллектуальные и их проблемы, малозаметные в младшем возрасте, становятся реальной проблемой в старшем возрасте. Родители не могут понять причины такого и думают, что это характер или кризис возраста. Благо нынешние детские психологи богаты на объяснения. Если 50 лет назад все говорили о проблемах подросткового периода от 13 до 15 лет, то сегодня во всех странах только и говорят о кризисах детской психики, начиная с 2–х лет и там есть место для кризиса на каждый год жизни ребенка.
Но с детьми более младшего возраста и сильнее отстающими в развитии родители сами понимают, что есть проблемы и тут на первый план выступает опять потребность в социализации ребенка.
Итак, что бы ни происходило, родители в первую очередь думают о социализации и хотят сделать все для того, чтобы развить ребенка именно в этом плане. Приходя ко мне или в любые другие инстанции, они прежде всего заботятся о том, чтобы этот пункт был включен в работу и тут, конечно, главным выступает работа с ребенком в группе. Действительно, как же еще развивать социализацию, если не обучением в группе? Поскольку домашнее АВА группы не предполагает, то начинаются вопросы о том, ходить ли с ребенком куда–либо.
Итак, старшие и младшие, высокофункциональные и отставшие в развитии, имеют одну и ту же проблему, и имя ей - социализация. Все, от родителей до психологов, видят решение этой проблемы в обучении детей в группе играм, взаимодействию и поведению, но все попытки социализации проваливаются, как у одних детей, так и у других, лишь стоит им оказаться в коллективе нормальных детей. Причем, в худшем положении оказываются дети высокофункциональные, от которых родители ожидают большие успехи и быстрое продвижение вперед. В чем же причина, что делается неправильно?

Моя работа по обучению внучки, работа с профессиональными психологами и свой собственный семилетний опыт в обучении детей на сайте, позволили мне увидеть проблему с другой стороны. Хотя все лежит на поверхности, но поскольку делом в основном занимаются психологи, у которых дети здоровы, то по большей части они сосредотачиваются на приучении детей быть в группе, получать телесный контакт, обнимаясь, и играть, говоря заученные фразы. После таких тренировок дети, приходя на детские площадки, в школы и детские сады, пытаются реализовывать свои желания пообщаться с другими, опираясь на тот опыт, что получили. Вот тут и происходит столкновение с жизнью, в которой нормальные дети имеют бесконечное количество степеней свободы в игре, начальных контактах, они спрашивают что–то свое и этим ставят в тупик «обученных» детей. Контактов не получается, а получаются СТОЛКНОВЕНИЯ, поскольку ставший в тупик ребенок не понимает, что ему надо делать и раздражается, а разозлившись, может проявить агрессию, но никак не сгладить ситуацию. Все это приводит к тому, что нормальные дети не воспринимают таких контактов и социализация не удается.
Проблема состоит в том, что никто не вникает в проблему. Никто не задумывается, что сначала ребенка надо научить понимать ситуацию, в которой он находится. Улучшить его владение речью, чтобы она была не просто связной и подходящей к ситуации, и чтобы ребенок не просто произносил слова, а понимал их воздействие на окружающих и мог выразить СВОИ мысли и эмоции в данную минуту, а не использовать, заготовленные заранее фразы.
Для того, чтобы этого добиться, надо пройти с ребенком весь путь развития от его рождения и до его биологического возраста. Надо понимать, что мозг особого ребенка буквально с самого начала не развивался по нормальному пути, не познавал мир путем наблюдения и подражания окружающим. Введение диеты, добавок освободило мозг от токсинов, но не в возрасте 1–2х месяцев, а гораздо позже. Чаще всего это происходит на пороге 3 –4–х лет, когда у нормального ребенка путем наблюдения и самообучения формируются социальные навыки. Трехлетний ребенок легко различает малейшие оттенки чувств у окружающих, знает своих родных, степени их родства и свое место в иерархии. Умеет владеть собой, если встречает неудачи, умеет хитрить, врать, понять свою выгоду, испытывает любовь, дружбу и ненависть, хотя еще и не отдает себе четко отчета, что это значит. Не даром многие писатели любят собирать выражения детей от 3–х до 5–ти лет. Они отражают многообразие детского восприятия взрослого мира, который преломляется в сознании малыша, поскольку у ребенка еще отсутствует абстрактное мышление и социальный жизненный опыт. Понятия добра и зла, любви и смерти, красоты и уродства, которые связаны не только с человеческими чувствами, но и с укладом общества, в котором живет ребенок, появляются гораздо позже. И несмотря на все это, трехлетний ребенок уже готов стать членом общества. В своих играх нормальные дети подражают окружающему миру, который они наблюдают и анализируют. Проигрывая ситуации друг с другом, дети выступают в роли взрослых и, чтобы продолжить игру, должны уметь взаимодействовать. Они учатся этому в семье, и никто не пишет им сценарии игр, никто не контролирует правильность ответов, это делает жизнь. Не нашли компромисс, поругались или подрались - но они дети и никогда долго не помнят обид, поскольку всегда можно найти другую игру, а вместе весело. Постепенно дети учатся общению и начинают понимать, что ожидается от них. Они готовятся к разным ролям во взрослой жизни и роль родителей тут огромна, хотя они не делают никаких специальных усилий для социализации своих детей, это делает детский мозг самостоятельно. Вот это умение, а не разучивание с детьми игр, дает результаты. Следовательно, нам надо учить особых детей этому умению с самых азов.

Я много раз сталкивалась с детьми очень умными, говорящими распространенными фразами, но НЕ ПОНИМАЮЩИМИ ничего из окружающего мира. Им очень трудно, поскольку никто не видит их проблемы. Ко мне на Домашнее АВА пришла мама с мальчиком 6–лет, который умел говорить, читать, писать, считать и даже играл в шашки, но дома с ним был сущий ад. Он не хотел ничего, требовал невозможного и умел сильно раздражать всех, кто был рядом. Мои программы опираются на АВА, разработанное институтом Ловаса, и я четко понимаю, что проблемные дети не потому ведут себя так, чтобы задеть, а имеют пробелы в понимании ситуции, проблемы в понимании речи. Это трудно себе представить, когда перед тобой ребенок хорошо говорящий, но тот, кто пережил это со своим собственным ребенком, понимает.
Моя программа показалась маме слишком простой, и она несколько усложнила задания и эти усложнения мальчик не понял. В отчете о занятиях она написала, что ребенок не хочет сотрудничать, все время кричит, что ему это не интересно. Мама вступает с ним в полемику, пытаясь призвать к порядку, а ребенок навязывает собственные правила и не желает выполнять простейшие упражнения на имитацию. Вывод, он в ступоре, поскольку не привык слушать и понимать, что от него хотят. Мне пришлось сперва убедить маму убрать ВСЕ ее дополнения к заданиям и начать с упражнений для развития детей 6–8 месяцев с главным упором на имитацию. Результат поразил маму. Когда ребенок наконец понял, что от него хотят, и что сделать это очень легко, надо только внимательно смотреть на маму, дело пошло. Получать вознаграждение за то, что ты можешь сделать легко и просто, очень приятно. Наблюдать за другим и повторять его действия – очень легко, но мозг его НЕ ДОГАДЫВАЛСЯ делать это сам. Когда он понял это простое требование, то все стало элементарно и ребенок получил уверенность в себе и стал использовать это умение, а оно сделало возможным освоить новые. Через 2 года, мальчик успешно пошел в обычную школу и стал самостоятельно работать в классе. Таких детей много и если им не помочь вовремя, то в какой–то момент они остановятся и помочь им будет уже невозможно.
Другой малыш 6 лет, говорящий, спокойный и покладистый, проявлял удивительную «тупость» и не мог запомнить и дать ответы на простейшие вопросы, типа чем ты пишешь, режешь, слышишь. Я никак не могла понять причины этого, пока не дополнила вопросы показом двух предметов для выбора. Когда я увидела в отчете, что ребенок в более чем 40% случаев путается в двух предметах, хотя его устный ответ правильный, то все стало ясно. Ребенок не связывал словесное название с самим предметом и естественно, всегда чувствовал себя неуверенно и путался в ответах. После тренировок по приведению в соответствие названий и предметов, дела пошли намного лучше, и ребенок дальше научился сам запоминать и хранить в памяти названия предметов.

Сейчас, после многих лет работы, я вижу, что каждый ребенок нуждается в обучении и это обучение должно быть осознанным, системным и направленным на социализацию. Но работа в группе - это этап второй, а на первом плане должно быть развитие речи, выполнение заданий на усвоение практических умений. В АВА есть много разных развивающих программ, направленных на это. Но, если АВА идет не на государственном уровне, а его внедряют люди на коммерческой основе, то я практически не видела там хороших результатов. Исключение составляет институт Ловаса, где АВА было разработано, и от них распространяется по всему миру.
В Америке во многих штатах эта программа заменяется на более простые меры, в Германии АВА ведет семейная пара из Америки и их результаты весьма скромные, в Голландии на АВА отводят 1 час в неделю в специализированных садиках, а в России этим занимаются масса центров, где специалисты учились на непонятных курсах и мне показывали толстенные распечатки разных программ, которые непонятно как надо использовать и внедрять. Все эти доморощенные программы направлены на обучение детей сортировкам, чтению, письму, набору фактического материала, и при этом социализация, без которой невозможно ребенку войти в жизнь, заменяется выше названной деятельностью. Никто не пытается даже анализировать и сводить воедино программу, в которой ребенок пройдет все этапы развития и научится самостоятельно набирать знания, понимать мир и видеть его взаимодействие.
За 7 лет работы с детьми сайта, я выпустила многих, которые пошли в школы и прежде всего они научились именно взаимодействию, что помогает им развиваться дальше без АВА.
Я работаю также с неговорящими детьми. Многие из них нашли пути коммуникации с окружением и их успехи радуют меня так же сильно, как и успехи тех, кто пошел в школу. Испытать радость общения для такого ребенка ничуть не меньше важно, чем для всех остальных.

Подводя итог, мне хотелось бы еще раз подчеркнуть, чтобы вы, как родители, понимали, что ваше участие в работе и обучении детей решающее, потому что только вам не безразличны успехи вашего ребенка. Не стоит как можно раньше совать детей в группы, дайте им сперва уровень знаний, багаж, который поможет им успешно заниматься в коллективе.
Внимательно следите за теми программами, по которым работают с вашим ребенком, работайте вместе, чтобы понимать, как и что выучил ваш ребенок. Я считаю, что лучший результат дает именно работа с детьми в семье.