МЕНЮ САЙТА

Глава из книги "Как победить аутизм"

История Никиты – восстановлен полностью (продолжение)

К началу истории >>>

Ребенку становилось все хуже и хуже, а помощи от врачей не было, и я решилась по собственной инициативе попробовать убрать глютен. Эффект был потрясающий. Улучшился стул, аппетит, сон, уменьшились истерики. Заметно уменьшилось количество приступов абсансов.  Но самое удивительное и неожиданное для меня было то, что ребенок вдруг как бы «повзрослел», то есть изменилось поведение, он стал разумнее. Я вдруг поняла, что поведение, к которому я привыкла, вовсе не было нормальным для его возраста. Например, оказалось, что ребенок в 20 месяцев может понять, что для того чтобы пойти гулять, надо сначала надеть ботинки, и не визжать из-за этого. До начала диеты он этого понять не мог, каждый раз я одевала его с воплями и истерикой. Но я все еще не допускала мысли, что это какие-то психические ненормальности. Никаких мыслей об аутизме, про который тогда уже начали много говорить в прессе, не было. Да я и не знала, что это такое, как и многие, считала, что это что-то типа умственной неполноценности и, конечно же, не может относиться к моему сыну...

Случайно в это время я увидела фильм ”My family and Autism” («Моя семья и аутизм») про семью с несколькими детьми с аутизмом различной степени. Включила я его из пустого любопытства, но фильм оказался откровением для меня. В их младшем мальчике я увидела удивительную схожесть с Никитой. Я услышала, что аутизм – это нарушение развития, а вовсе не умственная отсталость. Я поняла, что это про нас. В этом же фильме рассказали о БГБК диете и упомянули про английский форум, обсуждающий вопросы диеты и лечения кандиды у аутистов. С того дня я начала читать этот форум и все, что находила относительно аутизма и диеты. Со словарем, разбирая каждую фразу, непонятные разговорные обороты… Читала каждую свободную минуту. Было ли это трудно? Нет, потому что у меня появилась надежда, что я могу что-то сделать. На самом деле это было в сотни раз легче, чем смотреть, не предпринимая никаких действий, на сына, который все более уходит в свой мир и ощущать полное отчаяние от того, что ничем не можешь ему помочь.

Я не пошла к врачам за диагнозом. Я уже успела прочитать на форуме, как относятся британские врачи к больным аутизмом. Во-первых, если поставлен такой диагноз, то на встречу с гастроэнтерологом  уже рассчитывать не приходится, считалось, что все проблемы ЖКТ у аутистов – следствие их аутизма. Поэтому аутистам гастроэнтеролог не нужен, и лечить кишечник им не нужно. А тем, кто был слишком настойчив в требованиях помощи, угрожали «влепить» синдром Мюнхгаузена. Так называют состояние, когда человек придумывает себе несуществующие проблемы ради того, чтобы получить лишнее внимание. Как раз тогда одна мама боролась за то, чтобы у нее не отобрали ее сына, потому что ей поставили этот синдром. Она слишком активно искала помощи у докторов… Надежда оставалась только на себя, хотя тогда я мало что понимала и не все оценивала верно.

Например, я не очень понимала, что имеется в виду под глазным контактом, поэтому и не могла пожаловаться на его отсутствие. Что такое глазной контакт, я поняла гораздо позже, когда этот глазной контакт появился и я его увидела. Оказывается, это когда ребенок смотрит на тебя не по просьбе, а потому, что ищет твоего одобрения, как у него что-то получатся, или хочет разделить с тобой радость от новой игрушки. Вот этого у нас уже давно не было. Или же, отвечая на вопросы анкеты, я была уверена, что сын понимает речь. Но только позже я поняла, что оказывается, он на самом деле меня не понимал, поэтому с ним и невозможно было договориться. Ярким примером для сравнения сейчас для меня стала соседская девочка, которой в том же возрасте можно было объяснить очень многие вещи – и почему надо кого-то подождать, и почему надо одеться, или почему ей нельзя что-то делать.

Это был момент, про который я могу сказать - мне повезло. Мне действительно повезло, что нужная информация попалась мне не слишком поздно, когда мозг еще не был сильно отравлен и поврежден. Именно поэтому мне удалось добиться таких хороших результатов. Но, судя по тому, сколько даже в этой ситуации мне пришлось приложить усилий, чтобы выправить его иммунную систему, пищеварение и все остальное, мой сын не был легким случаем. Если бы я начала все на год позже... Я знаю родителей, у которых дети имели поразительно похожие проблемы и поведение в два года - просто один в один. Но - кому-то эта информация вовремя не попалась, кто-то не захотел или не смог ее услышать и принять, в результате диета и биомед были начаты на два-три  года позже. Конечно, там повреждение мозга уже зашло гораздо дальше, и усилий на его восстановление тратится намного больше – на годы. Поэтому могу только еще и еще раз повторить – не упускайте время, лучше без большой нужды ввести диету и начать работу, чем потом кусать локти, жалея  о потерянном времени. Именно поэтому здесь я пишу не только о своих успехах, но и об ошибках. Я очень надеюсь, что мой опыт поможет кому-то избежать таких ошибок.

Итак, почитав форум, я начала строгую БГБК диету. В это время Никите было 1 год и 10 месяцев. Ребенок заметно улучшился в поведении, как я уже писала, но его проблемы с кишечником и сильная экзема остались.  Гиперактивность тоже никуда не девалась. Я нашла информацию о фенольной непереносимости у детей аутистов и убрала все высокофенольные продукты.

Из-за этой экземы и непереносимостей на многие продукты мне пришлось отказаться от использования любых готовых продуктов, типа БГБК печений, макарон, колбас. Все только домашнего приготовления, кроме муки, заказываемой специально. Это обеспечило абсолютно чистую БГБК диету.

Потом я решилась на ввод добавок. Делала я это очень медленно, ведь приходилось  во всем разбираться самой, и я очень боялась навредить сыну. Начала с кальция, цинка, комплекса детских мультивитаминов с повышенным содержанием витаминов В, в общем – с того, что рекомендовали на форуме, который я тогда читала. После ввода цинка  я впервые поняла, что такое глазной контакт, о котором было столько разговоров. После ввода витаминов заметно улучшилось понимание ситуации и начала развиваться речь. Если в начале этого периода Никита не говорил ни одного слова или осмысленного звука, то всего через пару месяцев в его словарном запасе было около пятнадцати слов. В то время мне даже хотелось поверить, что все проблемы уже позади. Но оказалось, что праздновать победу было еще рано. Постоянная гиперактивность и хождение на цыпочках оставались с нами. Сын стал даже более агрессивен. Он мог подойти и ни с того ни с сего укусить или ущипнуть. В это время я была вся искусана и  в синяках, особенно ноги, которые он мог кусать, проходя мимо. Впрочем, делал он это явно не из желания сделать мне больно, а из-за потребности стиснуть зубы, пальцы – та же причина, которая заставляла его ходить на цыпочках и вытягивать постоянно напряженные руки как крылья.

Наш прогресс вовсе не пошел плавно вверх, как этого хотелось бы. Скорее, его можно описать как череду темных и светлых периодов, причем сначала черных периодов было больше, а белых совсем мало. С течением времени светлых периодов становилось все больше, и они становились все более длительными, а черных становилось меньше, и они были короче. В тот период я твердо поняла, что мне гораздо полезнее тратить время и деньги на биокоррекцию, чем на специальное обучение. Как ни кратковременны были светлые периоды поначалу, их было достаточно, чтобы увидеть, что там, внутри, живет нормальный ребенок, который все понимает, и хочет играть и радоваться жизни. Значит, я должна постараться избавить его от того, что мешает ему быть таким, вместо того, чтобы пытаться научить его приспосабливаться к жизни в боли и тумане. Я видела, что в светлый период с ним можно было договориться, и научить чему-то, но приходил темный период и он переставал меня понимать и забывал все, что выучил раньше.

Вот пример из того времени. Идем на прогулку, в это время к нам приехала повидаться бабушка. Надо перейти дорогу и я пытаюсь взять его за руку. Но у нас очередной черный период, сын визжит, выворачивается, в конце концов приходится брать его в охапку и перетаскивать через дорогу, извивающегося и орущего. Бабушка вздыхает: «Ну как же его научить держаться за руку?» Через несколько дней наступает просветление. Такая же ситуация у дороги – и сын САМ берет меня за руку при подходе к дороге, потому что знает и понимает, что так надо.  Следующий черный период – и опять все забыто, опять визг и истерика.  Как ни дико это звучит для некоторых, на тот момент я пришла к тому, что в черный период расслаблялась и просто старалась его пережить, надеясь  дождаться светлого периода, и тогда уже чему-то учить. Конечно, я могла это себе позволить лишь потому, что начала я биокоррекцию очень рано, и изначальное отставание в развитии было еще небольшим – немногим более полугода. Вряд ли такую тактику можно посоветовать тем, кто начал биокоррекцию в более старшем возрасте.

В конце осени я ввела омега-3 (рыбий жир). В первые 3-5 дней я увидела замечательные улучшения в поведении, особенно в контакте и понимании речи, но потом…

К сожалению, я поняла это много позже, ввод рыбьего жира вызвал сильное разрастание дрожжей в кишечнике и, видимо, разворошил какие то вирусы. Ребенок просто сошел с ума. В течение двух недель рождественских праздников это была непрекращаемая истерика, с перерывами на краткий сон. Помню, как иногда муж давал мне отдохнуть, «брал ребенка на себя», а я просто забивалась в уголок и тихо рыдала от бессилия. За те две недели мы ни разу не смогли выйти из дома. Это трудно представить, что двое взрослых людей в течение двух недель не смогли одеть и вытащить двухлетнего ребенка из дома… Но идти к английским врачам было бесполезно, это понимал даже мой муж. Кричит? Все дети плачут. Много? Но ведь не 24 часа в сутки, а всего лишь 18! Понос? Нет, понос – это когда водой по 10-20 раз в день, а ваша пузырящаяся пахнущая кислым каша – это не понос.

Читая форумы, я поняла, что это, скорее всего, кандидозное разрастание, и помочь сыну смогу только я сама, поскольку английская медицина вообще не знает о существовании кандидоза, за исключением разве примитивной молочницы. Я набралась смелости и начала давать GSE (экстракт грейпфрутовых семян), а потом добавила экстракт оливкового листа (OLE). Медленно ребенок начинает возвращаться к приемлемому состоянию. Хотя таким «нормальным», каким он был в октябре, до ввода рыбьего жира, он станет еще не скоро.

С этого времени и надолго у него появилась одна странная привычка. У нас была мягкая игрушка – змея, свернувшаяся кольцом. По размеру это кольцо как раз подходило, чтобы одеть на голову как беретик. И вот он стал каждый раз, ложась спать, требовать эту змею, одевать ее себе на голову и этим кольцом прижиматься к спинке кровати. Так и спал. Я не могла понять, почему он это делает. Но однажды у меня вдруг вылезла молочница, и я решила побороться с ней подручным средством -  экстрактом грейпфрутовых семян. Решив, что мне, как взрослому человеку, ничего не страшно, я приняла большую дозу. Через некоторое время у меня началась сильнейшая головная боль, которую вызвало массовое вымирание дрожжей. Совершенно жуткая головная боль, пронзающая виски и опоясывающая голову обручем. Обручем? Вот тут я все и поняла. У него были тогда постоянные кандидозные головные боли, и, прижимаясь кольцом змеи к спинке кровати, он пытался как-то отвлечь эту боль. Страшно подумать, как же ему было постоянно больно, и как он это выносил, если мне лишь от одного момента такой боли хотелось кричать и биться головой об стену. Это еще раз помогло мне понять, как же чувствуют себя наши дети. Поэтому говорить про аутистов, что они просто «по-другому» видят мир, и им не нужна помощь, просто преступление. Представьте себе, что вы живете с постоянной головной болью и с туманом в мозгу, сможете ли вы смотреть людям в глаза, сможете ли общаться с ними, или учиться чему-либо?

«Туман в мозгу» - так можно назвать обычное состояние моего сына в то время. Не выходит из памяти один случай. Во всех больших супермаркетах есть обязательно ряд с детскими игрушками, мимо которого пройти просто невозможно. Каждый раз, когда мы туда приходили, приходилось покупать машинку, по-другому отойти от полок и выйти из магазина было невозможно, сын вопил на всю округу. Хорошо, что там был выбор дешевых машинок, в результате у нас их скопилось около сотни. В один из таких «туманных» дней он получил, наконец, свою машинку, вышли из магазина, сели в машину. И вот он сидит и тупо повторяет: «Машинка… машинка…» Но в голосе не слышно никакого оживления, совершенно тусклый голос и пустой взгляд. Страшно было видеть эти пустые глаза. Его мозг был в тумане, и сквозь этот туман до него как-то доходит мысль, что он вроде бы должен радоваться этой машинке. А вот как радоваться и как с ней играть, сквозь туман уже не пробивалось. В такие периоды его невозможно было ни о чем попросить или даже заставить что-то сделать – то, что можно было бы попросить сделать в светлый период. Я заметила, что в такое время сын лучше слушается, если я не пытаюсь с ним разговаривать многословно, как это мы обычно делаем, а только отдаю краткие команды: «Стоять. Сидеть. Сюда». Потом я поняла, что это было не потому, что он был просто непослушным или пугался моего приказного тона, а потому, что сквозь туман в мозгу  ему трудно было понять обычную речь, в которой слишком много дополнительных слов. А простую команду он мог понять и потому выполнял. Еще я заметила его особую избирательность в выборе языка видео. В то время он более-менее мог понимать русскую речь, но практически не понимал английскую. Я долго не могла понять, почему он выбирал видео на русском языке, когда ему было лучше, и на английском – когда ему было хуже. Эта избирательность была настолько явной, что по одному этому выбору я уже могла судить о его состоянии. Позже я поняла, что в хорошем состоянии ему было интересно послушать, что говорят в фильме, и потому выбирал язык, который он знал. Но когда в мозгу поднимался туман,  понимать речь становилось сложно, и он интуитивно выбирал видео, речь в которых он не понимал, и потому она его не напрягала.

Весной происходит еще один страшный случай, после которого я стала еще осторожней. Я прочитала о том, как многим аутичным детям помог ввод витамина А и решила добавить его. Начала с половины профилактической дозы, рекомендуемой  для такого возраста - всего 1250 IU. Как и в ситуации с рыбьим жиром, произошло резкое улучшение контакта и поведения, но сразу полезли дрожжи. Я добавила GSE. Ребенок в ночь стал просто абсолютно нормальным, спокойным, резко улучшилась речь. Но начался понос, причем в какой-то момент там появилась кровь и какие то пленки, было впечатление, что слезала слизистая кишечника. В ужасе я отменила все, и долгое время панически боялась витамина А после такой реакции. Через год после этого,  «укротив»  кандиду, я успешно ввела рыбий жир с замечательными результатами. Но это был очень важный урок – все проверять и перепроверять сто раз, потому что даже простыми витаминами нашим детям можно нанести вред.

Поскольку работа кишечника по-прежнему не налаживалась, я попыталась ввести СУД - специфическую углеводную диету. Это диета, которая исключает все сложные углеводы, требующие расщепления – не только сахар, но также все крахмалосодержащие продукты. Это объясняется тем, что при пораженном кишечнике зачастую нарушается возможность нормально расщеплять сложные углеводы, и в результате они начинают кормить в кишечнике патогенные бактерии, еще более усугубляя ситуацию. В течение трех месяцев я пыталась расширить набор продуктов, разрешенных на СУД, но безуспешно. Из-за фенольной чувствительности мы не могли ввести практически никакие продукты, разрешенные на СУД. Через три месяца я поняла, что СУД для нас не решение. Тогда же я понимаю, что, похоже, у сына также и чувствительность к каротинам, он не переносит ни один желтый или оранжевый продукт, как, например, морковка или тыква  Я прекращаю СУД и возвращаюсь к старой диете, но решаю дополнительно ввести ферменты.

Очень многие в начале БГБК диеты переживают по поводу того, как же ребенок будет жить, если кроме глютена и казеина придется отменить еще и другие продукты, на которые выявится непереносимость. Для них перечислю продукты, которые на тот момент остались в нашем меню: рис, мясо, груши, капуста, лук, пастернак (по виду похож на белую морковку) – всего шесть наименований. В качестве жиров - гусиный или куриный жир, ни одно растительное масло не подходило. На этом меню мы жили больше года. Но для меня было лучше так, чем видеть совершенно безумного ребенка.

Весь следующий год проходит в нескончаемой борьбе с кандидой. Я пришла к пониманию, что антикандидозные моему сыну придется давать постоянно. До этого мне пришлось доходить собственным умом, в то время тактика антикандидной терапии еще не была так отработана, как сейчас, и к пониманию, что антикандидная терапия должна быть на постоянной основе, родители еще только подходили, а ДАН! врачи и вовсе об этом еще не думали. Доступные в то время пробиотики тоже практически не давали эффекта. Собственно, этот год мы топтались на месте, никакого значительного улучшения состояния не было. Радовало только то, что за счет диеты и постоянной борьбы с кандидой сын, хотя и не догонял сверстников, но все же постепенно развивался, не регрессировал.

Весной 2005 года я нашла информацию о кефире и о том, как можно сделать безмолочный кефир. Достаю грибки, начинаю делать кефир. Через 3-5 дней после начала употребления кефира я поняла, что это прорыв! Кандида наконец под контролем! До этого я могла пригасить кандиду только ежедневными дозами GSE и иногда коллоидного серебра. После ввода кефира я больше не купила ни одного пробиотика.

Говоря «взять кандиду под контроль», я не имею в виду, что на тот момент мы смогли избавиться от этой проблемы. Это лишь означает, что при ежедневном кефире и регулярных, но уже не обязательно ежедневных, антикандидозных я могла удерживать кандиду на том уровне, когда она не доставляла сильных неприятностей. С укрощенной кандидой ребенок стал намного спокойнее, веселее и исчезла постоянная пузыристость стула. Прогресс был очень заметен. Наконец вместо бесконечной долбежки палками по столу и стенам он начал интересоваться игрушками, стал доставать их из ящика, рассматривать их, катать машинки. Ведь до этого только что купленные машинки он просто таскал какое-то время в руке, множество игрушек лежали в ящике неделями, и он никогда их даже не брал в руки. Всеми его игрушками были палки, которыми он размахивал до одурения или долбил по столу и стенам.

Время шло, и надо было уже думать о школе, т.к. в Англии дети в школу идут после четырех лет. Нам повезло, что Никита родился осенью, поэтому он должен был пойти в школу уже почти в 5 лет. Это было тревожное время. Я начала водить Никиту в игровой садик (такая группа, куда дети приходят поиграть на 2.5 часа в день) с двух лет, сначала два дня в неделю, а с 3.5 лет он ходил ежедневно. Это была обычная группа, т.к он не был агрессивен и не впадал в истерику от большого количества людей. Большего и не требовалось. С детьми он никогда не играл и ими не интересовался. Какие-либо работы типа рисования выполнения поделок делать отказывался, а поскольку это не была специальная группа для особых детей, никто и не настаивал, его просто оставляли в покое. Конечно, после ввода кефира и укрощения «цветущей» кандиды мы получили заметный прогресс. Он стал как-то заниматься с игрушками, хотя и не играл с ними так, как играли другие дети. Не могу передать, как меня радовал этот появившийся интерес к игрушкам. Ведь до этого он чаще расхаживал по комнате садика на цыпочках, надувая щеки и вытягивая руки крыльями, или же просто кружился на месте. Я старалась и не заглядывать в комнату, чтобы лишний раз не расстраиваться. Такая вот «страусиная» тактика у меня была. Но, несмотря на прогресс в части игрушек, Никита по-прежнему не говорил по-английски.

Казалось, что он как-то понимал воспитателей в группе (по их словам), однако по-английски так и не говорил ни слова. Для сравнения, его ровесник из индийской семьи в той же группе в это время уже говорил на двух языках свободно. Мысли о грядущей школе начали меня очень тревожить. Все больше и больше я думала о том, что для того, чтобы он начал говорить по-английски, мне придется отказаться дома от русского языка и перейти на общение с ним по-английски. Честно говоря, мысль эта меня просто ужасала, т.к. мой английский был очень далек от свободного. Видели ли преподаватели в садике проблемы? Конечно, видели, но у англичан в крови сидит не соваться не в свое дело. Поэтому они не могли поднять никакой разговор со мной. Вот только однажды одна из воспитателей радостно рассказала, что она попробовала с Никитой изучать слова по карточкам, и обнаружила, что он многие слова уже знает. Не на пустом месте воспитатель в обычном саду начинает с ребенком работу по карточкам.

Зимой 2006 г я ввела оральный витамин МВ12. Сначала появляется сыпь, усиливаются дрожжи. Но через две недели я увидела потрясающие результаты. Появились первые слова по-английски. Преподаватели отмечают, что он стал обращать внимание на то, что делают дети, стал играть рядом с ними (не вместе, но хотя бы рядом – это уже сдвиг). Неожиданно он начал дома играть в прятки. Совсем на малышовом уровне, так, как это делают обычно дети одного-двух лет. Встает за штору и кричит: «Ку-ку». И такой восторг, когда я его теряю и не могу найти! А ведь он перестал играть в эти «ку-ку» где-то в возрасте одного года, я уже и забыла, что с ним можно играть в такую веселую игру! Вот теперь он и наверстывал упущенное. Видимо, именно тогда он начал нагонять пропущенные годы развития эмоционального контакта с людьми. Удивительно, но улучшилась мелкая моторика. Буквально перед началом МВ12 я пробовала заставить его обвести простую фигуру – и он не мог это сделать, с трудом мог держать карандаш в руках. Теперь это получается. В течение весны продолжаются значительные улучшения, которые я связываю именно с МВ12. К концу весны (четыре с половиной года) он уже говорил довольно большое количество английских слов, и даже начинал связывать пару слов вместе. Его уровень речи по-русски мне оценить трудно. Он говорил короткими неправильными фразами, насколько это соответствовало норме, не знаю, поскольку сравнивать было не с кем. Хотя интонации речи всегда оставались монотонными, не такими живыми, как у других детей.

Однако, хотя дома ребенок и казался мне довольно адекватным, в группе, в сравнении с детьми, было видно, что он все еще «другой». Выпускной праздник в детском саду был для меня горьким разочарованием. Когда все дети пели что-то, Никита крутился на стуле под особым присмотром преподавателя. А когда начались игры и соревнования, в которых все дети участвовали с большим удовольствием, он совсем разволновался и нам пришлось уйти. Пробное посещение школы вызвало у меня большие сомнения, удастся ли нам там удержаться или нас быстро попросят перейти в специальное заведение. Чтобы дети не боялись нового места, летом в школе было организовано интерактивное чтение сказок по типу «Колобка». Желающим детям давали кукол, одеваемых на руку, и они могли сами поучаствовать в действии сказки. Все дети смотрели и слушали с большим интересом, и даже мальчик, которому позже поставили диагноз СДВГ и выписали Риталин, хоть и отвлекался, но все же был заинтересован сказкой и следил за ней. А Никита не обратил на сказку вообще никакого внимания, только ползал между стульями.

Летом 2006 года я начинаю хелирование. К этому я готовилась долго. Что нам придется это делать, я поняла уже два года назад, но начинать было страшно. Предварительно я сделала анализ волос на металлы, и он показал наличие ртути и других токсичных металлов. В течение последнего года я упорно читала о различных методах хелирования. Я хотела быть уверенной, что знаю, как провести хелирование и не навредить ребенку. Однако и затягивать больше было нельзя. Считается, что наилучших успехов можно добиться, если сделать хелирование в основном к пяти  годам. Пять лет сыну исполнялось наступающей осенью. 

Итак, в середине июля я начала хелирование ALA (альфа-липоевая кислота) по  протоколу Энди Катлера, который предполагает прием препарата мелкими частыми дозами. Частые дозы обеспечивают поддержание равномерного количества препарата в крови в течение цикла и снижение риска перераспределения поднятой ртути. Катлер утверждает, что прием препарата через 8 часов сильно повышает риск ухудшения в результате перераспределения ртути. ДАН! врачи упорно это оспаривают, т.к. такой режим хелирования «неудобен» их пациентам. Насколько это верно, можно спорить и доказывать, но для меня на чаше весов были с одной стороны мое удобство спать по ночам без перерыва и при этом риск повредить ребенку, с другой стороны - необходимость вставать по ночам ради сведения риска к минимуму. Я решила, что во втором случае, даже вставая по ночам, я буду спать спокойнее, зная, что я сделала все, что в моих силах, чтобы не навредить.

В первые два месяца у нас было резкое усиление дрожжей, да и вообще, ребенок, казалось, стал более аутичным, чем был до этого. По площадке он снова ходил на цыпочках, вытягивая руки подобно крыльям и надувая щеки. Попытки общения с детьми, появившиеся весной, опять пропали. Казалось, он откатился минимум на полгода. Я с ужасом ждала начала обучения в школе, поскольку не представляла, как я его туда даже смогу привести, не говоря о том, чтобы оставить в классе. Я так и не смогла примерить ему школьную форму, попытки ее надеть приводили к истерикам.

Но в день начала учебы, середина сентября, произошло маленькое чудо. Он вдруг проснулся таким нормальным, каким я его не видела уже очень давно, если вообще когда-то видела. Спокойно надел школьную форму и спокойно пошел в школу. В школе он был выделен в специальную группу из трех или четырех детей (из 50 учеников этого года), которых отдельно учили играть с другими детьми, как играть с игрушками по очереди, в общем, правильному поведению в коллективе, но остальные уроки шли вместе. Могла ли я надеяться на такое всего лишь несколько месяцев назад! Конечно, не все сразу стало совсем гладко, бывали дни, когда он опять становился «другим», но такие периоды уже не длились долго. Несколько раз мне сообщали из школы, что он укусил кого-то или щипался, или что его трудно заставить сидеть спокойно, но при этом он довольно быстро осваивал английские буквы и учился чтению. Уже к рождеству он довольно неплохо говорил по-английски.

Дальше начался уверенный путь к восстановлению. С каждым месяцем Никита становился все больше и больше похож на обычного мальчишку. У него появились друзья в школе. Через 20 раундов хелирования (примерно 4-5 месяцев) ушла проблема наших «непотопляемых» дрожжей! Теперь антикандидозные приходилось давать лишь изредка, если я вводила какую-то новую добавку, или в подобных исключительных случаях, а из ежедневного протокола я их исключила. Наши темные периоды ушли в прошлое, теперь, в худшем случае, у нас мог быть один случайный темный день, а скоро и такие ушли. Конечно, у Никиты оставались некоторые черты Аспергера, некоторые сложности в умении общаться, но это уже не выходило за пределы странностей многих нормальных детей.

Я продолжала хелировать в течение последующих двух лет. Примерно через год после начала хелирования я смогла вернуть все высокофенольные продукты, но все равно оставалось еще немало пищевых непереносимостей. Поэтому я продолжала искать решение этой проблемы.

В феврале 2008 года я начинаю антивирусный протокол c помощью Вирастопа. Во время курса сын проходит через несколько периодов поднятия температуры, а также множество кожных высыпаний. Однако результат протокола стоил того. Во-первых, улучшилось состояние кожных покровов, полностью ушли, наконец, раздражения под коленками и на локтях, которые до этого появлялись довольно часто, и шершавости на голенях. Улучшилась двигательная активность. В течение последних полугода до начала антивирусного протокола я заметила, что сын стал заметно отставать в физическом развитии от своих сверстников, хотя год назад физически он был примерно на уровне. Он стал значительно медленнее бегать, и даже ходить. При попытке идти быстрее жаловался на боли в ногах. Вот эти проблемы с ногами неожиданно полностью исчезли во время антивирусного протокола! Заметно улучшились отношения со сверстниками, общее его настроение стало более позитивным, с ним стало просто приятнее общаться. Но самым удивительным достижением на антивирусном протоколе было исчезновение большого числа пищевых непереносимостей. После этого протокола я смогла вернуть в меню практически все продукты. Если до этого у нас был список разрешенных продуктов, все остальное – нельзя, то теперь остался только короткий список неразрешенных продуктов, в который входят молоко, соя и глютен, все остальное употреблять стало можно.

Сын больше не нуждается в ферментах и может есть любые овощи и фрукты, шоколад и прочее. Антикандидозные средства стали не нужны, его иммунная система справляется самостоятельно. По поведению сын не отличается от нормальных детей. Единственное его отличие от обычных детей в том, что он по-прежнему на БГБК диете и пока нуждается в базовой витаминной поддержке.