Биокоррекция
Биокорреккция при аутизме и других нарушениях у детей.

Меню сайта

Метил-В12: Миф или чудо?

Предлагаемый перевод является компиляцией статей "Methyl-B12: Myth, Masterpiece, Or Miracle?"  и "Autism One, Chicago 2005"с сайта др. Neubrander www.drneubrander.com.

Для некоторых родителей эти уколы произвели чудо. Этим родителям сказали, что их дети никогда не будут говорить и что предпочтительнее их обучать карточкам. Этим родителям также говорили, чтобы они снизили свои ожидания по отношению к себе и своему ребенку. Отчаяние, безнадежность и уныние были нормой. Затем после начала курса метил-В12 их дети начинают осознавать все вокруг себя, начинают говорить, начинают действовать подобно другим детям и поднимаются со дна до вершины в своих специальных классах, а некоторые продвигаются так далеко, что утрачивают свой диагноз, посещают общеобразовательные школы, и их не сможет кто-либо выявить, кроме специалистов, обученных работе с детьми данного спектра. Поэтому эти родители полагают, что они засвидетельствовали чудо! Доктор Неубрандер считает, что метил-В12 является активным для 94 % детей, но в связи с неверными оценками говориться что он работает на 30–40%. Поскольку ВСЕ оценки весьма субъективны, то есть еще несколько мифов:

Миф: Метил-В12 более эффективен для маленьких детей, чем для детей старше шести-семи лет.

По данным отчетов родителей, эффект от применения МВ12 детям между 9 месяцами и 18 года был одинаков.

Миф: Другие способы применения будут иметь такой же успех, как и подкожные инъекции.

В исследовании Н. оценивались дети со всей Америки, все они получали метил-В12 перрорально, сублингвально, трансдермально, интраназально или внутримышечно. Затем их перевели на подкожное введение метил-В12, при условии, что в программах этих детей не были сделано никаких других изменений. Бланки Отчета родителей, заполненные до и после этого исследования, показали бесспорное улучшение. Сублингвальное применение не всегда возможно для детей-аутистов, и в редких случаях, когда его удается добиться, оно является пульсирующим, нерегулярным по характеру. Метил-В12 легко принимать орально, но эффективность этого способа применения также невелика. Его абсорбция требует здорового состояния конечного отдела подвздошной кишки. Работой доктора Кригсмэна, доктора Вэйкфилда и других документально подтверждено, что этот отдел кишечника воспаляется у большого процента детей данного спектра. Поэтому общее количество абсорбированного метил-В12 не может точно быть определено, а также невозможно постоянно предоставлять одинаковую дозу метил-В12 из-за обострений и ремиссий воспаления кишечника в этом отделе (илеита). Интраназальное введение - пульсирующее, дозу невозможно точно определить, а установка внутриносовой канюли один или два раза в день ежедневно для большинства детей будет более травмирующей, чем подкожные введения, пока они не станут очень высоко функционирующими. Трансдермальное введение поставляет метил-В12 в подкожную ткань, делая такой способ непульсирующим по характеру, и поэтому теоретически это должно работать подобно подкожному введению. Однако, из-за нескольких переменных факторов, введенное количество невозможно точно определить, особенно, когда нет способов регистрировать его способность достигать концентрации в ткани выше нормы, что легко выполнимо с инъекциями. Клинически степень ответа оценивалась с помощью Бланка Отчета родителей до и после исследования и путем общения с ищущими совета родителями, которые использовали большие количества трансдермального метил-В12. Так вот, еще более важным является то, что эта степень ответа затмевалась эффектом от метил-В12, введенного в подкожный жир ягодиц, как только они перешли на этот другой путь введения. В мой офис часто приводили детей, которые уже получали внутримышечные инъекции метил-В12. Иногда дозы, которые получали эти дети, были от 200 до 500 % выше, чем моя стандартная доза 64.5 мкг/кг/один раз в три дня. Иногда эти чрезвычайно высокие дозы давали им ежедневно. Красная или розовая моча была обычным явлением. Большинство родителей, которые делали своим детям эти внутримышечные инъекции метил-В12, сообщали о положительном эффекте, часто средней или высокой степени. Однако после переключения на более низкую дозу 1 раз в три дня, вводимую поверхностно в подкожный жир в ягодицах из стандартного раствора с концентрацией 25 мг/мл, Бланки Отчета родителей, заполненные до и после изменения дозы, зарегистрировали даже лучший клинический эффект.

Миф: Концентрация раствора метил-В12 не имеет значения, если общая доза остается такой же, и установлен объем, необходимый для получения эквивалентной дозы.

Другой тип детей, которые часто приходят в мой офис, - те, которые получают инъекции метил-В12, сделанные из стандартного раствора с концентрацией 12.5 мг/мл, и получающие двойной объем препарата для достижения стандартной дозы, которую я обычно рекомендую. Обычно у этих детей наблюдается, как минимум, слабый или умеренный эффект. Однако, когда все другие факторы остаются теми же самыми, и когда пациентов переводят на инъекции, сделанные из стандартного раствора с концентрацией метил-В12 25 мг/мл, за редким исключением Бланки Отчета родителей, заполненные до и после, демонстрируют очевидное и бесспорное улучшение. Три фактора составляют причину того, что это истинно: 1) Эксперты, знакомые с кинетикой жировой ткани, соглашаются, что различные типы жира показывают различные степени накопления, хранения, и высвобождения различных веществ; 2) Принципы фармакологии показывают, что чем более плотным является вводимое вещество, тем медленнее и более однородной будет последующая дисперсия. Это та причина, по которой гранулы используются чаще, чем депонированные субстанции, а они, в свою очередь, чаще, чем вещества для приема внутрь, высвобождающие действующий ингредиент в зависимости от времени, а те чаще, чем «время-независимые» вещества для внутреннего применения в тех случаях, когда необходима установленная длительная доза медикамента; 3) площадь поверхности капли метил-В12, сделанной из раствора с концентрацией 12,5 мг/мл, намного больше, чем площадь поверхности капли метил-В12, сделанной из раствора с концентрацией 25 мг/мл при попытке достичь эквивалентных доз. Поэтому, когда раствор метил-В12, который введен подкожно в жировую ткань, приготовлен из раствора с меньшей концентрацией, в связи с его существенно увеличенной площадью поверхности метил-В12 попадет в кровоток и лимфатическую систему намного быстрее. Поэтому, чтобы получить эквивалентные клинические результаты от подкожного введения как раствора с концентрацией 12.5 мг/мл, так и раствора с концентрацией 25 мг/мл, частота инъекций должна быть увеличена. Поскольку регресс или недостаток прогресса обычно не могут быть замечены в течение одного дня, и так как более низкие концентрации действительно дают много положительных сдвигов, без использования Бланков Отчета родителей, сравнивающих наблюдаемую картину до и после введения растворов с концентрацией 12,5 либо 25 мг/мл, тот факт, что более высокая концентрация дает значительно лучшие результаты, легко теряется. [См. далее обсуждение по этой теме относительно важности постоянного определенного введения вещества в установленное место: "Миф: Метил-В12 и эффект, наблюдаемый у детей с заболеваниями рассматриваемого спектра, связан с дефицитом."]

Миф: Жир в руке, животе или бедре дает такие же результаты, как и в ягодицах.

 Как обсуждалось ранее, эксперты, знакомые с кинетикой жировой ткани, соглашаются, что различные типы жира показывают различные степени накопления, хранения и высвобождения различных веществ. В одном исследовании, которое я провел, я брал очень высокую дозу и большой объем метил-В12 и вводил ее в подкожную ткань в области дельтовидных мышц, живота и ягодиц взрослого и наблюдал за изменениями цвета мочи. Инъекции как в дельтовидную мышцу, так и в живот вызвали яркий красновато - розовый цвет мочи во время следующего мочеиспускания, в то время как при инъекции в ягодицы моча становилась только слегка розоватой. Поэтому использование ягодиц в качестве места введения позволяет уменьшить частоту инъекций в связи с более медленным высвобождением лекарственного вещества из жировой ткани. [Смотрите документ, озаглавленный "Инструкции по введению Метил-В12", который находится на web-сайте.]

Миф: Суммарная доза не является стандартной для большинства детей.

Одно из исследований, которые я провел, было результатом моей первоначальной гипотезы, что я имею дело с B12-дефицитом и что стандартная относительно высокая доза (но не чрезмерно высокая доза) метил-В12 быстро устранит любой имеющийся дефицит независимо от того, был ли ребенок маленьким, средним, или большим по своим параметрам. Поэтому доза, которую я дал всем моим пациентам, была 1500 мкг два раза в неделю. Клинически я заметил, что дети, которые, казалось, имели наилучший ответ с некоторыми побочными эффектами, это были дети, которые весили около 45 фунтов (около 20,5 кг). Дети, у которых наблюдался слабый эффект или отсутствие положительного эффекта, и у которых почти не было побочных эффектов, весили более чем 55 фунтов (более 25 кг). Дети, у которых отмечался положительный эффект, но у них было и наибольшее количество побочных эффектов, это были дети с весом около 35 фунтов или меньше (меньше 16 кг). Это заинтриговало меня, так что я пересмотрел карты всех детей, чтобы более внимательно изучить различия по положительному эффекту и частоте побочных явлений в зависимости от веса. Я выяснил, что те дети, которые имели наилучший эффект с наименьшим количеством существенных побочных эффектов (хотя побочные эффекты того типа, который сейчас определяют как допустимый, иногда встречались) попали в пределы диапазона от 72 до 78 мкг/кг два раза в неделю. Поэтому средняя эффективная доза для лечения, которую я выбрал для моего первого официального протокола, была доза 75 мкг/кг, вводимая подкожно под углом от 45 до 60 градусов два раза в неделю. Спустя годы я полагаю, что приблизительно 15 % моих пациентов добивается большего успеха при более высоких дозах, хотя большинство не требует этого. Интересно, что те дети, которые, кажется, нуждаются в более высоких дозах, вроде бы не имеют большего количества побочных эффектов от увеличенной дозы.

Миф: Изменяемая частота инъекций может все же давать такие же результаты.

Из моего первоначального протокола с дозой 75 мкг/кг/два раза еженедельно, скоро стало очевидно, что положительный эффект, который наблюдался у многих детей, проходил прежде, чем они получали следующую инъекцию. Это стало даже более очевидным, потому что большинство родителей, которые давали своим детям инъекции два раза в неделю, делали их в воскресенье и среду вечером. Это было с 4-дневным или с 3-дневным интервалом. В общем, эффект от инъекции был все еще заметен к среде, 3-му дню. Однако многие родители говорили, что их ребенок действительно нуждается в еще одной инъекции до наступления воскресенья, 4-го дня. В результате этого наблюдения, вместе с данными того наблюдения, что большинство детей не нуждается в дозе больше чем 75 мкг/кг два раза в неделю, я изменил мой предыдущий протокол до того вида, который я теперь рекомендую. Я оставил суммарную еженедельную дозу такой же самой (150 мкг/кг в неделю). Однако я увеличил частоту инъекций с двух раз в неделю до одной инъекции 1 раз в три дня и использовал эквивалентную дозу 64.5 мкг/кг 1 раз в три дня. Вообще это работает хорошо для тех родителей, которые очень тщательно соблюдают технику введения. Кинетика дисперсии метил-В12 из подкожной ткани ягодиц у большинства детей составляет приблизительно 3 дня, прежде чем понадобится следующая инъекция. Если родитель сообщает, что эффекты проходят слишком быстро, и/или эффект проявляется лишь в течение нескольких часов после инъекции, почти в 100 % случаев они вводят иглу слишком глубоко и она находится или в мышце, или близко к границе SQ:IM (граница между подкожным и мышечным слоем). Как только техника улучшается, большинство родителей сообщают, что эффект от инъекций теперь держится 3 дня и увеличение частоты до 1-го укола раз в два дня или даже ежедневно не является необходимым. Исключения, однако, случаются. У тех детей, чье движение во время укола не получается как следует контролировать для гарантии адекватного подкожного введения, частоту инъекций придется увеличить. Также у тех детей, которые очень худы, так что независимо от того, насколько поверхностно производится укол, не получится обойти мышцу или границу SQ:IM, частота инъекций должна быть увеличена. Когда я увеличиваю частоту инъекций, я уменьшаю суммарную дозу и объем инъекции пропорционально, так чтобы приближаться к суммарной еженедельной дозе 150 мкг/кг в неделю.
[ Стандартная дозировка и описание способа введения: 64.5 мкг/кг 1 раз в 3 дня, в жировую ткань ягодиц под строгим углом и достаточно горизонтально, чтобы гарантировать поверхностное подкожное введение, из инсулинового шприца BD 3/10 c с 8-миллиметровой иглой 31-го калибра, только модель #328438, и сделанный из стандартного раствора метил-В12 с концентрацией 25 мг/мл.]

Миф: Угол в 30 градусов - это идеальный угол введения.

Вначале я говорил, что нужно использовать угол 45-60 градусов. Вскоре я выяснил, что этот угол введения не был достаточно поверхностным для многих детей, чтобы гарантировать поверхностное подкожное введение. Это особенно касалось более маленьких детей и очень худых детей любого роста. Я наблюдал, что у этих детей не было так много положительных сдвигов, что эффект наступал слишком быстро после инъекции, и что он часто исчезал к 3-му дню. Эта модель "эффект приводит к исчезновению эффекта" была той же самой, которую я наблюдал, когда уколы производились или в зону IM (внутримышечно), или слишком близко к границе SQ:IM. Поэтому в моем следующем протоколе я заявил, что введения должны быть под углом 30 градусов или меньше. К сожалению, родители услышали ту часть моего сообщения, где говорится про "30 градусов", а не ту, где "или меньше". Поэтому, так как целью является подкожная инъекция за пределами мышцы, я теперь учу родителей, что "чем более поверхностной является инъекция, тем лучше" - это самое безопасное общее правило, которому надо следовать.

Миф: Дети получат такую же пользу при понижении дозы с целью исключения побочных эффектов.

Вначале на меня повлияли, чтобы понизить дозу метил-В12, которую я использовал, когда появились побочные эффекты. Я делал это около года, но заметил, что мой индекс выбывших из исследования по метил-В12 заметно отличается между двумя группами. Группа с самым высоким индексом была из пациентов, реагирующих на лечение, но с побочными эффектами, чья доза была снижена, чтобы уменьшить или устранить побочные эффекты. Группа с самым низким индексом была из пациентов, реагирующих на лечение и имеющих побочные эффекты, чья доза сохранялась, в то время как мы работали с побочными эффектами, пока они не уменьшились или исчезли в пределах от 2 до 6 месяцев. Я выяснил, что причина, почему родители прекратили инъекции метил-В12, была абсолютно противоположной той, которую я ожидал. Логически родители с большей вероятностью прекратили бы инъекции, если бы их ребенок имел побочные эффекты, и они бы с большей вероятностью продолжили лечение, если бы у ребенка их не было. Но это оказалось совсем не так! Родители, чьи дети имели большинство побочных эффектов, также составляли группу, которая держалась дольше всех, потому что они "их дети возвращались", как они часто говорили. Другая группа родителей, чьи дети откликались на лечение, не хотели иметь дело с побочными эффектами и требовали уменьшения терапевтических доз для уменьшения или устранения побочных эффектов. Эта группа родителей обычно не возвращалась после одного или двух 6-недельных последующих циклов, потому что они не видели достаточного эффекта, оправдывающего продолжение инъекций. Поэтому, в связи с этими глубокими наблюдениями я пересмотрел термин "побочные эффекты" в отношении инъекций метил-В12. В то время я узнал, как жизненно важно было учить родителей принимать и работать с допустимыми побочными эффектами как частью процесса, так же как они принимают боль как часть процесса успешной операции. К счастью, хорошей новостью является то, что в пределах от 2 до 6 месяцев большинство побочных эффектов уменьшается по интенсивности или исчезает полностью, тогда как в это же время ребенок продолжает делать от умеренных до существенных успехов в исполнительной функции, речи и языке, социализации и эмоциях, и родители сообщают, что "становится только лучше в целом, почти во всех сферах жизни! "
Побочные эффекты: наиболее обычными побочными эффектами являются гиперактивность с или без повышенной самостимуляции, изменения сна и то, что дети усиленно тянут в рот предметы. Я классифицирую побочные эффекты как допустимые или недопустимые. При побочных эффектах, которые являются недопустимыми и настолько вредными, что ребенок больше не может функционировать или учиться, я прекращаю инъекции. Если более старший или взрослый ребенок становится неконтролируемым и потенциально опасным для других, это всегда рассматривается как недопустимый побочный эффект, а инъекции должны быть прекращены. Возобновление инъекций, если это возможно вообще, является частью моих расширенных протоколов и не входит в предмет данной дискуссии.

При рассмотрении побочных эффектов я считаю важным пересмотреть их в том смысле, чтобы родители лучше понимали, что такое допустимый и недопустимый побочный эффект. Основная идея для этого переопределения, когда проблемой является повышенная активность, - это наблюдать то, что происходит с ребенком в контролируемой окружающей среде по сравнению с тем, что происходит с ним в неконтролируемой среде. В домашней обстановке 90 % времени родителей посвящено тому, чтобы любить своего ребенка, давать ребенку почувствовать себя значимым и ценным в инфраструктуре семьи и создавать зону безопасности, в которой ребенок может "просто быть". Только 10 % времени тратится на обучение и приучение ребенка к дисциплине. В школе, в контролируемой обстановке, все совсем наоборот. Здесь 90 % времени преподавателя тратится на обучение и приучение ребенка к дисциплине, тогда как только 10 % посвящено тому, чтобы ребенок чувствовал себя любимым, ценным и важным для мира. (Это утверждение не предназначено для приуменьшения того факта, что общая атмосфера и тон, которые создает хороший преподаватель, создаются для того, чтобы быть любимым, и чтобы ребенок чувствовал себя ценным.) Поэтому, пока ребенок может учиться, проявлять внимание к заданиям, быть сосредоточенным в контролируемой классной комнате и преуспевать в школе, побочный эффект является допустимым независимо от того, насколько гиперактивность может проявляться дома в обстановке зоны безопасности ребенка, когда он может просто расслабиться. В общем степень гиперактивности уменьшается или сходит на нет в пределах от 4 до 6 месяцев. При решении вопроса, является ли побочный эффект в виде нарушения сна допустимым или недопустимым, я рассматриваю такие вещи. Во-первых, я даю вещество, которое, как известно, "дает энергию и пробуждает уставших", например, бабушек, дедушек и людей с хронической усталостью. Многие из детей, которых лечат метил-В12, уже имеют избыточную энергию и не нуждаются в большем. Многие из этих детей уже имеют беспорядочный сон, который не должен нарушаться дальше. Однако, только потому, что "закон гласит", что ребенку необходимо определенное количество часов ночного сна, это еще не значит, что это справедливо для детей, которых лечат метил-В12. В моей практике, если ребенок не засыпает в течение дня и не нуждается в большем количестве коротких снов, я определяю потребность в меньшем количестве сна или новые нарушения сна как допустимые, а не как недопустимые, до тех пор пока я вижу улучшение в других областях, которым известен метил-В12: исполнительная функция, речь и язык, социализация и эмоции. Вообще нарушенный сон корректируется и нормализуется через 2 - 4 месяца. Когда дети едят всякие несъедобные вещи PICA - это не проблема при лечении метил-В12, тогда как обычным является то, что дети тянут в рот предметы и играют со ртом, губами и языком. Это всегда побочный эффект, указывающий, что периферические нервы активизируются, и этот побочный эффект демонстрирует "позитивный негатив". Это - признак того, что метил-В12-терапия работает. Этот эффект всегда прекращается в пределах от 4 до 6 месяцев, хотя иногда он может быть сильно выраженным в течение этого времени.

Миф: Метил-В12 и эффект, наблюдаемый у детей с заболеваниями рассматриваемого спектра, связаны с дефицитом.

Одна из обычных ошибок, которые делают доктора при лечении метил-В12, это подход с традиционной точки зрения, которую все мы изучали в мединституте. Нас учили, что В-12 - это витамин, и когда мы видим положительный ответ, применяя его в терапевтических целях, то считаем, что эффект связан с коррекцией дефицита витамина В-12. В случае метил-В12 терапии, основное препятствие к получению 94% положительных ответов и высокого процента долгосрочного улучшения частично связано с семантикой и с определением дефицита. В мединституте нас учили, что В-12-дефицит легко устраняется. Мы учили, что печень и B12-транскобаламин транспортные системы могут быть насыщены с помощью всего лишь нескольких инъекций, и что благодаря этим нескольким инъекциям в организме будет достаточно запасов В-12, чтобы не сталкиваться с проблемой дефицита В-12 в течение года или двух. Однако, это классическое определение и оригинальное исследование были сделаны на взрослых с пернициозной анемией, а не на детях с аутизмом. Что является верным при одном нарушении, не обязательно верно для другого . Для детей с аутизмом, получающих инъекции метил-В12, замечено, что они часто регрессируют или не прогрессируют теми же темпами, что они прогрессировали (раньше), если инъекции метил-В12 прекращаются. Интересно отметить, что большинство детей, определенных как положительно реагирующие на метил-В12, имели изначальные уровни содержания В-12 в сыворотке крови от верхней границы нормы до высокого, что было определено перед началом инъекций.
Поэтому истинный "пищевой дефицит", истолкованный обычными лабораторными данными и объясненный с помощью обычных знаний, не может объяснять клиническое наблюдение, почему дети так хорошо отвечают на метил-В12 в первую очередь. Более того, обычная интерпретация традиционного определения дефицита не позволяет объяснить, почему после прекращения уколов эти дети регрессируют или не прогрессируют так же быстро, как они это делали раньше. Это происходит из-за того, что традиционное учение полагает, что запасы В-12 несомненно будут восполнены! В чем мы нуждаемся - это в новом определении дефицита в применении к метил-В12, к детям с аутизмом и к другим психоневрологическим задержкам и нарушениям. Это новое определение для метил-В12 должно сочетать старое определение - "недостаток чего-либо" - с новым, которое учитывает фактор времени - "в течение этого определенного периода времени " - и включает метаболическое объяснение - "из-за этих метаболических неправильных патофизиологических механизмов действия". Поскольку непрерывная поставка метил-В12, которая достигается с помощью эффекта медленного высвобождения вещества после подкожных инъекций, приводит к намного более выраженному клиническому ответу, биохимия и патофизиология предполагают, что имеет место транспортное нарушение и/или нарушение в процессе метаболизма, которое можно преодолеть, если система снабжается постоянным, а не пульсирующим способом. Поэтому определение, более подходящее для того, что наблюдается клинически - "алиментарная (пищевого происхождения) зависящая от времени зависимость метил-В12 с или без истинного B12-дефицита, который корректируется атипичными или альтернативными биохимическими процессами".

В дополнение к давно запоздавшей необходимости поменять определение метил-В12 дефицита на пищевую зависимость с или без истинного B12-дефицита, мы также должны заново обдумать, как мы рассматриваем молекулу метил-В12 саму по себе, независимо от фермента метионинсинтетазы. Хотя традиционно роль В-12 и метил-В12 рассматривалась только с позиции "модели дефицита", новое исследование должно выяснить, вызывает ли метил-В12 другие эффекты сам по себе, когда все транспортные системы и системы хранения для B12 насыщаются.

Миф: Родители могут добавлять несколько терапий одновременно с первым введением метил-В12 и всё же могут различить: где польза и/или побочные эффекты от метил-В12, а где результат действия других обстоятельств.

Это - одна из наиболее серьезных ошибок, которую постоянно совершают родители и позволяют доктора. После от 50,000 до 60,000 инъекций и оценки тысяч Бланков Отчета родителей, и после "инициации" того, чтобы инъекции метил-В12 в 100 % случаев в течение первых 5 недель терапии не сочетались с другими одновременными изменениями, я могу говорить с уверенностью, что если я не могу отличить один эффект или побочный эффект от другого эффекта или побочного эффекта, то и другие могут об этом только догадываться. Как положительные, так и отрицательные стороны могут иметь место, и в различной степени. Проблемой будет отличить, какие эффекты от различных способов лечения могут дополнять или усиливать проявления один другого. Далее, проблематично также будет различить, какие эффекты могут нейтрализовать другие эффекты. И даже более проблематичным будет неизвестный эффект положительных результатов при взаимодействии их с отрицательными результатами. Поэтому, пока не будут оцениваться эффекты от одного только метил-В12, 94%-ный уровень первоначального положительного ответа будет пропущен. Степень первоначальных положительных ответов никогда не будет известна. Многие дети, которые преуспели бы при долгосрочной метил-В12 терапии, никогда ее не начнут. 6 % детей, которые не должны получать ее, могут продолжать использовать ее тогда, когда этого делать не следует, не только из-за ее неэффективности, но также из-за ненужных трат.

Миф: Долгосрочное применение метил-В12 не является необходимым для детей- респондентов, которые проходили курс лечения в течение нескольких месяцев, и/или частота его приёма или суммарная доза может быть уменьшена.

Многие из моих пациентов, которые находились на метил-В12 в течение от 6 месяцев до 2-х лет, а затем прекратили инъекции, уменьшили частоту или уменьшили общую дозу на инъекцию, продемонстрировали регресс, который начинался где-то через несколько дней до недель или месяцев. В то же время процент детей, которые будут регрессировать или не будут прогрессировать настолько, насколько они прогрессировали бы в ином случае, неизвестен. Однако я собрал достаточно доказательств среди моей большой популяции пациентов, что среди тех, кто был на метил-В12 от 2 до 3 лет, находятся многие из моих детей, которые продвинулись дальше всех. Некоторые из них утратили свой диагноз - диагноз, который ранее включал утверждения их невропатологов о том, что они никогда не будут говорить, никогда не будут способны посещать школу с другими детьми, и что их, вероятно, должны были бы институциализировать. Поэтому, из-за того что я вижу в своей практике, как мои дети остаются на долгосрочном курсе инъекций и что случается, когда они бросают инъекции или небрежно соблюдают график, я теперь поощряю родителей, чтобы они давали долгосрочное обязательство, не меньше чем на два года, на использование метил-В12-терапии.

Читать далее >>


Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz .